Притча о Прыгучем Мышонке

Главная Форумы Обсудим Притча о Прыгучем Мышонке

В этой теме 1 ответ, 1 участник, последнее обновление  Айна Азиева 2 года/лет, 3 мес. назад.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #618

    Айна Азиева
    Хранитель

    Притча «Прыгучий Мышонок» – это пересказ легенды некогда многочисленного племени чейенов, ведшего упорную борьбу за свободу и независимость с армией Соединённых Штатов. Эту притчу записал для нас индеец-писатель Хаймийостс (Чак) Сторм [Hyemeyohts Storm] в своей книге «СЕМЬ СТРЕЛ».

    Свет Дня и Роза Прерий вошли в жилище Летучего Облака. Девушки посмотрели на новорожденного, потом сели около его матери, Пляшущей Воды. Тут же сидели две пожилые женщины и выделывали оленьи шкуры. Глаза их были полны слёз, и работа еле двигалась. – Узнайте сразу, – проговорила Пляшущая Вода сквозь слёзы, – Серая Сова, Лось-В-Боевых-Красках, Четыре Медведя и многие другие убиты.

    …Воины вернулись на рассвете. Свет Дня проснулась от лая собак. Она проворно натянула одежду и выскочила из жилища. У входа спешивался её дядя Хромой Медведь.

    – Я стреножу твоего коня, – сказала она.

    – Не надо, – ответил Хромой Медведь устало. – Привяжи его прямо тут, а оружие не отвязывай.

    Свет Дня сразу же принялась стряпать, она видела, что Хромой Медведь измучен, и молча ждала, когда тот сам заговорит.

    – Придётся нам скоро сниматься с места, – молвил он наконец и принялся за еду. В голосе Хромого Медведя звучала глубокая печаль. – Братство племен распалось. Наставники Братства Щитов, призывавшие жить в мире, перебиты. Дух единства мёртв.

    – Нет, дух жив! – раздался голос. В жилище вошёл Вождь-Целитель, Наставник Братства Щитов, рослый, широкоплечий и мускулистый человек на пороге сороковой зимы. Вслед за вождем вошёл юноша по имени Ястреб и сел с ним рядом, напротив Хромого Медведя.

    – Войны, – снова заговорил Вождь-Целитель, – сопутствуют человеку так давно, что уже никто не помнит, когда они начались. Но Великий Дух воплощён только в тех людях, кто упорно идёт тропою мира.

    – Как это так? – возмутился Хромой Медведь. – Неужели Великий Дух ослеп и оглох? Оглядись вокруг, вождь! Посмотри, что дал Великий Дух белым людям! Чем он только не наделил их – уму непостижимо! А ведь они – люди войны! Они презирают мир!

    – Хромой Медведь, – возразил вождь, – я не говорю, что понимаю этих людей, но если их путь – тропа войны и смерти, не могут они быть настоящими людьми. Нам удастся прийти к миру, и мы заживём дружно. Вот тогда мы и станем крепнуть.

    – Крепнуть! – Хромой Медведь разразился судорожным смехом. – Это кто будет крепнуть? Серая Сова? Четыре Медведя? Или другие убитые? Да и будет ли кому крепнуть? Белые люди твёрдо решили уничтожить все народы, чей Путь Жизни отличается от их собственного. Они натравливают одни племена на другие, а тех, кто уцелеет в войнах, перебьют сами. Всех до единого. А теперь ступай, вождь. Я устал и хочу спать.

    Выйдя из вигвама, вождь поднял голову и стал безмолвно глядеть на видневшиеся вдали горы, белые вершины которых возвышались над зелёной равниной.

    – Великий отец, – обратился к вождю Ястреб и взглянул ему в глаза. – Но если белые люди обладают такими дивными умениями, зачем им убивать?

    – А вот это, сын мой, одна из величайших загадок человека, – ответил вождь. – Хочешь послушать историю, которая поможет тебе постичь людей?

    – Историю? – обрадовалась девочка по имени Свет Дня. – О Большой Щит, позволь мне сбегать за Розой Прерий, пусть она тоже услышит.

    – Да, собери побольше людей, пусть они все услышат, – улыбнулся вождь, доставая свою трубку.

    Невеста Дня побежала искать свою подругу.

    Вскоре вокруг шамана собрались дети со всего стойбища. Он раскурил свою трубку и начал рассказ.

    Давным-давно жил-был Мышонок. – Скосив глаза, он прикоснулся к носу маленькой девочки, сидевшей рядом с ним. – И был этот мышонок очень деловитым. Он всё время рыскал повсюду, ощупывал своими усиками траву и озирался вокруг. Как и всех остальных мышей его занимали только дела мышиного племени. Но время от времени ему слышался странный шум. Мышонок поднимал голову, щурился, озирался, поводил усиками, пытаясь понять – откуда мог идти этот звук? Как-то он подбежал к другому мышонку и спросил его:

    – Брат мой, уши твои слышат этот странный гул?

    – Нет, нет, – ответил другой мышонок, не поднимая от земли носа. – Я ничего не слышу. Поговорим потом. Ты же видишь, я занят.

    Тогда он задал такой же вопрос другой мыши, но та пристально посмотрела на него: «В своём ли ты уме? Какой ещё звук?» – и юркнула в норку под упавшим древесным стволом.

    Мышонок повёл усиками и вернулся было к своим мышиным делам, но тут вновь до него донёсся этот странный гул. Правда, он был далёк и слаб, но Мышонок явственно его различал. И вот однажды мышонок решил, наконец, узнать, откуда идёт этот гул, посмотреть хотя бы поблизости. Он отбежал от других мышей и снова прислушался. Опять шумит. Тут кто-то вдруг произнёс: «Привет тебе, маленький брат!» От страха Мышонок чуть не выпрыгнул из своей шкурки.

    – Это я, брат твой Енот. Что ты тут делаешь один-одинёшенек?

    Маленький Мышонок смутился и уткнулся носом в землю.

    – В моих ушах всё время слышится гул, я хочу понять, откуда он, – робко признался Мышонок.

    – Да ведь это Река шумит, мой маленький брат.

    – Река? – с любопытством спросил Мышонок. – А что такое Река?

    – Пойдём со мной, и я покажу тебе Реку, – сказал Енот.

    И хотя Мышонок был ужасно напуган, он твёрдо решил для себя раз и навсегда узнать, откуда же идёт этот странный шум.

    «Сперва выясню всё как следует, а потом можно будет и вернуться к своим делам, – подумал Мышонок. – А вдруг то, что я узнаю, пригодится мне в моих мышинах делах? Надо же, а ведь все мои братья говорили, что всё это вздор. Вот глупые! Но теперь-то я им всем докажу. Попрошу Енота пойти со мной. Когда мы вернёмся, он подтвердит мои слова».

    – Хорошо, брат Енот, – сказал Мышонок. – Пошли, веди меня к своей Реке.

    – Ну-ка, принеси мне уголёк из костра, сынок, – попросил Ястреба Вождь-наставник. – И мы дальше продолжим рассказ о Маленьком Мышонке.

    Ястреб быстро сбегал к костру и принёс уголёк шаману. Раскуривая трубку, тот вскинул взгляд на маленькую девочку, которая сидела совсем рядом с ним.

    – Ну, и что же будет дальше с Маленьким Мышонком? – спросил он и ухватил её за кончик носа. Девочка покраснела от стеснения.

    – Мышонок упадёт в реку, – совсем тихо ответила она.

    – Ха! – Ухмыльнулся Вождь-наставник, вновь затягиваясь душистым дымом трубки. – Откуда знаешь? Неужели все Семь Стрел прилетели к тебе и нашептали на ухо эту притчу?

    – Нет, мне дедушка рассказывал начало, – окончательно смутившись, сказала девочка.

    – И верно, так и случится, – улыбаясь, сказал шаман. – Но перед тем, как я продолжу рассказ, давайте подумаем, о чём он?

    Ястребу не сиделось на месте. Он давно считал себя уже взрослым. И потом, какое всё это имеет отношение к Великой Силе и загадке Жизни человека? Он свысока посмотрел на мальчишек, которые вдалеке играли в обруч. Он пожалел, что зря теряет время.

    Как раз в этот момент жена Оглядывающегося Бизона высунула голову из своего вигвама. Она что-то крикнула пронзительным голосом, и двое из детей, сидевших рядом, вскочили и побежали к ней.

    – Но прежде чем я стану рассказывать дальше, – улыбнулся вождь, – поговорим вот о чём. Как вы знаете, человек – это большая загадка. Люди подобны мышам. Они так заняты повседневными делами, что не способны разглядеть вещей более отдалённых. Одно они пробуют и на вкус, и на ощупь, другого лишь слегка касаются усиками. Гул, который они слышат, – это шум Реки, шум Жизни. Этот странный шум в их ушах – звучание Великого Духа. Знайте, что мои поучения – ко времени, ибо стоны людские в этот миг раздаются повсюду, но люди не желают их слышать. Одни уговаривают себя, что стоны эти им только мерещатся, другие вообще их не слышат. А третьи слышат их так явственно, будто они звучат у них в сердце.

    – А что, Енот – это Великий Дух? – спросил Ястреб.

    – Может быть, но прежде всего он воплощение всего, что человеку предстоит открыть в жизни, если он только захочет; всего того, что приведёт человека к Реке. Енот – символ чистоты помыслов. Он может быть также символом одного или нескольких людей.

    – Людей? – удивилась Невеста Дня. – Каких людей?

    – Людей, которым известно о Реке, – ответил ей Вождь-наставник. – Он символ большого опыта. Это символ людей, которые многое знают. Ведь прежде чем съесть свою еду, Енот-полоскун омывает свою пищу в водах Волшебной Реки. Среди людей такое редко встречается, дети мои. А сейчас я буду рассказывать дальше.

    …Мышонок пошёл вслед за Енотом. Его маленькое сердечко колотилось от страха. Енот повёл его запутанными тропами, и Мышонок впервые смог уловить новые, неизвестные ему запахи. Ему было так страшно, что он уже решил повернуть назад. Но вот, наконец, они вышли к Реке. Она была до того огромная, что дух захватывало: местами глубокая, прозрачная, местами тёмная и мутная. Река была так широка, что Мышонку не видно было другого берега.

    – Это Река, – сказал Енот. – И я хочу познакомить тебя здесь с моим другом.

    В тихой заводи на зелёном листе кувшинки сидела Лягушка, почти такая же зелёная, как и сам лист. Только брюшко у её было ярко-белое.

    – Привет тебе, маленький брат, – сказала Лягушка. – Добро пожаловать на Реку.

    – Теперь я должен вас покинуть, – вмешался Енот. – Но ты не бойся, маленький брат, Лягушка о тебе позаботится.

    И Енот побежал вдоль берега, разыскивая себе еду, которую он мог бы обмыть в Реке и потом съесть.

    Мышонок приблизился к воде и заглянул в неё. Он увидел отражение испуганного мышонка.

    – Кто ты? – спросил Мышонок у своего отражения. – Разве ты не боишься жить здесь, в самой реке?

    – Нет, – ответила Лягушка. – Я не боюсь. Мне был дан от рождения дар жить и в глубине, и на поверхности воды. Когда приходит Дух Зимы и сковывает всю эту Чудесную Силу, меня увидеть нельзя. Но всё время пока летает Птица Грома, я здесь. Чтобы встретиться со мной, надо приходить, когда весь мир одевается в зелень. Ведь я, брат мой, – Хранительница Вод.

    Мышонок был изумлён и старался подобрать нужные слова.

    – Удивительно! – сказал он наконец.

    – А хочешь ли и ты получить частицу этой Чудесной Силы?

    – Чудесную Силу? Я? – удивился Мышонок. – Хочу!

    – Тогда пригнись как можно ниже, а потом подпрыгни как можно выше.

    Мышонок так и сделал. И тут – всего на миг! – ему открылись вдалеке Священные Горы. Но падая вниз Мышонок угодил в реку. С большим трудом он выбралась на берег, мокрый и перепуганный до смерти.

    – Ты сыграла со мной злую шутку! – закричал он Лягушке.

    – Погоди, – ответила та. – Ведь ты же цел и невредим? Не дай страху и гневу ослепить себя! Ты просто упал в реку. Но увидел ли ты при этом что-нибудь?

    – Я… – Мышонок колебалася. – Я увидел Священные Горы!

    – А если так, то теперь у тебя будет новое имя, – сказала Лягушка. – Отныне имя тебе – Прыгучий Мышонок.

    – О, спасибо! Благодарю тебя, – проговорил Прыгучий Мышонок. – Теперь я хочу поскорее вернуться к своему народу и рассказать обо всём, что случилось со мной.

    И Прыгучий Мышонок возвратился в мир мышей. Но там его ждало разочарование: никто не хотел его слушать. К тому же, он был весь мокрый, а ведь дождя не было, и ему никто не поверил, что он побывал в Реке. Мыши даже стали сторониться его. Может быть, думали они, этот Мышонок побывал в пасти какого-то зверя. А они твердо знали, что если зверь не стал есть мышь, значит с нею что-то не так, значит она больна. А раз так, то и они тоже могут заразиться от этого Мышонка.

    Так Прыгучий Мышонок снова стал жить со своим народом, но никак не мог позабыть этого прекрасного видения – Священных Гор…

    …Тут Вождь-Целитель вновь потянулся за своей трубкой. И Ястреб снова сбегал к костру за угольком.

    – Это что, притча о Зелёном Юге? – Спросил Ястреб, усаживаясь на землю. – Я помню, ты рассказывал нам притчу о Южном Человеке и его сестре. Южный Человек – это зелёная Лягушка, да?

    – Да, – глубокомысленно подтвердил шаман и выпустил кольца дыма. – Юг, это обитель Чистоты. И те, кто отправляются туда, должны идти, неся в своей душе Воду Доверия!

    – А вот твой щит украшен по кругу зелёным узором, и фигурки похожи на наши вигвамы, почему так? – спросила Невеста Дня, указывая на висевший рядом щит шамана.

    – Это символы Силы Отражения. Помните, как Прыгучий Мышонок увидел в воде своё отражение? – вопросом на вопрос ответил шаман.

    – Да, но ведь у тебя на щите изображён Волшебный Круг, Круг Великой Пляски Солнца, – удивился Ястреб. – Как так может быть, Отражение и Волшебный Круг?

    – Да, многое вам ещё надо узнать, дети мои. Волшебный Круг есть Отражение Великого Духа, отражение его в самих людях. Во как! – Сказал Вождь-наставник. – Мы все – это Великая Река. А вся Вселенная вокруг нас – это Волшебная Река Времени. И в ней отражается каждый человек. Но и мы сами видим волшебную силу человека, отражённую в зеркале Вселенной.

    – Хорошо, но тогда кто же Лягушка? – Спросил дотошный Ястреб. – Ничего не понимаю, совсем запутался.

    – Я тоже, – проговорила Невеста Дня.

    – Только не нужно так всё усложнять, – сказал шаман. – Просто Мышонок услышал шум и захотел узнать его происхождение. Он встретил Енота, тот отвёл его к Реке. Река – символ Жизни. Там Мышонок увидел своё отражение. Это отражение его в самой Жизни. Знайте, что у каждого из нас есть своё отражение в этой жизни. Но очень многие люди не видели Великой Реки, и не видели своего отражения. Но, некоторые всё-таки пошли за Енотом к Реке. А там, увидев своё отражение, испугались и вернулись обратно к мышам. К суете и мелочным делам. Но для тех, кто по-настоящему хочет преодолеть себя, измениться, тот должен сперва пойти на Юг. Туда, в обитель Доверия.

    – Расскажи нам ещё про Енота, – попросила Невеста Дня.

    – Нет, не стану. Ты сама должна побывать у Реки, тогда всё поймёшь. Тогда тебе всё станет ясно и про Енота, и про Лягушку.

    Шаман помолчал, смешливо посматривая на детей сквозь завесу трубочного дыма. Потом продолжил свой рассказ.

    …Воспоминание жгло сердце и ум Прыгучего Мышонка, и в один прекрасный день он снова пошёл к Реке… – Идите-ка за мной, – вождь вдруг поднялся на ноги.

    Они подошли к берегу реки. День был жарким, знойный, люди в стойбище занимались своими обычными делами. Со стороны леса въезжали молодые воины. Они смеялись и подшучивали друг над другом. Один из воинов спешился и подошёл к Вождю-наставнику.

    – Великий шаман, – обратился юноша к Вождю-наставнику. – Мои родители приглашают тебя вечером к нам на пир. Наш дедушка – Ворон-Маг оправился от тяжёлой болезни. Великий Всемогущий Дух исцелил его. Отец послал меня к тебе с этой вестью. А ещё он велел передать тебе, что в знак благодарения сегодня вечером будет священная пляска и наша семья поделится своими дарами с людьми нашего племени.

    – Неужели Пляска! – В один голос воскликнули Невеста Дня и Цветок Прерии. – Нам надо подготовиться. Поклонившись шаману, они побежали к своему вигваму.

    – Похоже, нас осталось всего трое, – усмехнувшись проговорил шаман.

    Они прошли немного по тропе, ведущей к низкому берегу реки. К девочке по имени Песенка Лета подбежала подружка. Она что-то прошептала ей на ухо. Девочки рассмеялись, и подружка убежала. Поколебавшись, застеснявшись и опустив глаза, Песенка Лета сорвалась с места и убежала следом за своей подружкой. Шаман лишь понимающе покачал головой.

    Когда тропа наконец привела двоих спутников к низкому берегу реки, они уселись под раскидистой ивой. Вокруг была тишина и покой. Лишь изредка на поверхности вечереющей реки появлялись всплески воды. Это игралась рыба. Шаман и мальчик любовались красотой мира.

    – Бывает, – просто проговорил шаман. В его голосе звучала грусть. – Вот здесь и начались большие странствия Прыгучего Мышонка. Оглянись, видишь те вигвамы позади?

    – Да, – тихо ответил Ястреб.

    – А теперь представь себе, что это Волшебные Горы. Ложись на живот, и ты увидишь мир, каким увидел его Прыгучий Мышонок.

    Ястреб послушно лёг на живот и приподнял голову. Повсюду вокруг была прерия. Всюду были огромные травы, яркие цветы и насекомые, похожие на диковинных зверей. Повсюду были лишь необъятное море зелёной травы и шелестение, стрекотание, щёлканье, пенье птиц и дуновение ветра…

    – Вот таким и увидел мир Прыгучий Мышонок, решив отправиться в странствия, – сказал Вождь-наставник. – А теперь поднимись! Шаман помог юноше встать на ноги. Уютно расположившись в тени раскидистой ивы, они уселись. Издали раздавались звуки стойбища, готовящегося к наступлению вечера.

    – Так вот, – продолжил рассказ Вождь-наставник, Прыгучий Мышонок дошёл до самого края Страны Мышей и выглянул в прерию. Потом опасливо взглянул на небо, не видать ли там орлов. В небесной вышине и впрямь чернело множество точек – это были орлы. Но Мышонок твёрдо решил дойти до Священных Гор. Он собрал всё свое мужество и стремглав побежал в прерию. Маленькое сердце его колотилось от страха и восторга. – Шаман испытующе посмотрел на Ястреба.

    – Так он и бежал, пока не очутился в густой душистой полыни. Высокая трава, словно лес, прятала его. Только здесь он смог остановиться, чтобы прилечь на землю и отдышаться. И тут он вдруг увидел Старую Мышь. Она была толстой, лоснящейся и очень довольной. Место, где жила Старая Мышь, было раем для мышиного племени: вдоволь семян, вдоволь травы, чтобы выстелить норку, и много разных разностей, потребных для мышиных дел.

    – Привет, сынок, – сказала Мышь. Она была старой, голос её дрожал. – Добро пожаловать!

    «Какое замечательное место, – подумал Пригучий Мышонок, – и какая старая мышь!»

    – Привет тебе! Старая Мышь! – Воскликнул Прыгучий Мышонок. – Ты живёшь в таком удивительном месте. Даже орлы тебя здесь не заметят!

    – Правду говоришь, – ответила Старая Мышь. – Я тут всё вижу. Мне видны все обитатели прерии. Я вижу отсюда и антилоп, и кроликов и койотов. Иногда на водопой проходит стадо бизонов. Всё отсюда видно, многое можно узнать, даже имена каждого проходящего.

    – Здорово, – восхищённо проговорил Прыгучий Мышонок. – А отсюда тебе видно Волшебную Реку и Священные Горы?

    – Священные Горы? – переспросила Старая Мышь. – О том, что на свете есть Река, я знаю доподлинно. А Священные Горы – это всего лишь вымысел, сказка. Забудь про них, зачем они тебе? Оставайся со мной. Здесь есть всё, что душе угодно, лучшего места ты нигде не сыщешь!

    «Как она может так говорить, – подумал Прыгучий Мышонок. – Как можно забыть красоту Волшебных Гор?!»

    – Благодарю тебя за сочное зерно, Старая Мышь. За твоё гостеприимство в твоём прекрасном доме, – вежливо ответил Прыгучий Мышонок. – Но я должен найти Священные Горы.

    – Ай-яй-яй, ты – глупый мышонок! Куда ты пойдёшь отсюда? В прерии опасно. Ты только глянь в небо! – Очень убеждённо воскликнула Старая Мышь. – Видишь те чёрные пятна? Это страшные орлы, они закогтят тебя!

    Но Прыгучий Мышонок собрал всю свою решимость и побежал дальше. Земля стала каменистой, и бежать было трудно, но Прыгучий Мышонок выгнул хвост дугой и припустился со всех ног. Ему чудилось, что на спину его ложатся тени, и он никак не мог отогнать от себя мысль об острых когтях орлов парящих над ним в вышине.

    Но вот он очутился в зарослях черемухи. Здесь было так прохладно, так просторно. Здесь была вода, ягоды и семена, трава для гнезда, норы, по которым можно было побегать, и много-много других привычных вещей.

    И Прыгучий Мышонок принялся исследовать эту новую местность. Но тут он вдруг услышал чьё-то тяжёлое дыхание. Он стал вслушиваться и понял, кто это дышит. Перед ним высилась большая волосатая гора с двумя чёрными рогами. Это лежал Великий Бизон. Бизон был такой огромный, что Прыгучий Мышонок мог бы с легкостью поместиться внутри одного из его рогов.

    «Какое замечательно существо, – восхищённо подумал Мышонок и подполз к мохнатой горе поближе».

    – Привет тебе, брат мой, – сказал Бизон. – Благодарю, что навестил меня.

    – Привет тебе, Великан, – ответил Прыгучий Мышонок. – Почему ты лежишь?

    – Я болен и вот-вот умру, – сказал Бизон, хрипло вздохнув. – А мой дух-покровитель открыл мне, что исцелить меня может только мышиный глаз. Но, маленький брат мой, ты ведь знаешь, что мышей на свете не существует…

    Прыгучий Мышонок пришёл в ужас. «Как, отдать ему глаз? Один из двух моих маленьких замечательных глаз?» – подумал он и юркнул в заросли черёмухи. А Бизон дышал всё тяжелее, всё медленнее…

    «Но если я не отдам ему глаз, он погибнет… такой большой зверь… нельзя допустить, чтобы он умер».

    Прыгучий Мышонок вернулся к Бизону и сказал дрожащим голоском:

    – Я всего лишь маленький Мышонок, а ты, брат мой, – великан. Но у меня два глаза – возьми же один себе.

    Едва Прыгучий Мышонок произнёс эти слова, как у него выскочил глаз, а Бизон сразу же исцелился.

    Он вскочил на ноги, сотрясая мирок Прыгучего Мышонка, и словно гора затмил собой яркий свет солнца.

    – Благодарю тебя, маленький брат мой, – сказал Бизон. – Я знаю, ты идёшь к Священным Горам. Ты уже бывал на Великой Реке. Ты возвратил мне дар жизни! Теперь я смогу одаривать всех людей нашего мира. Но, слушай, братец, отныне я твой должник. Я – твой брат. Ты вдохнул в меня жизнь и я помогу тебе. Спрячься подо мной, и я доведу тебя до подножия Священных Гор. Тебе не надо будет больше бояться орлов – они увидят не тебя, а лишь спину Бизона, ты же будешь в полной безопасности у меня под брюхом.

    И Прыгучий Мышонок побежал по прерии под прикрытием Великого Бизона. Он был надёжно скрыт от зорких глаз орлов, реющих чёрными пятнами в высоте бескрайнего неба. Но бежать с одним глазом было очень страшно. Ему казалось, что огромные копыта Бизона сотрясают весь мир. Но вот, наконец, они достигли подножия гор. И тут Бизон остановился.

    – Вот мы и дошли до Священных Гор, мой маленький брат. Дальше ты пойдёшь один, а я – обитатель прерии, и если я стану взбираться на гору, то рухну и раздавлю тебя.

    – Да, спасибо тебе, но я очень боялся, что ты наступишь на меня и раздавишь своими большими копытами.

    – Напрасно, мой маленький брат, ведь бег мой – это Священная Пляска Солнца и я не мог тебе навредить. Я всегда знаю, куда опустить свои копыта. Однако, мне пора в прерию, братец. Но ты всегда сможешь найти меня, только позови!

    – Пойдём, Ястреб, – прервал повествование шаман. – Дойдём вон до тех сосен на холме.

    – А в чём смысл твоего рассказа? – задал вопрос Ястреб.

    Вождь-наставник шёл и молчал. Они взошли на вершину холма. Из-за камней выбежал койот. Он замер на месте, вопросительно посмотрел на людей. Потом он подпрыгнул и исчез за каменистой кромкой скалы. А снизу из стойбища поднимался дым вечерних костров и запах вкусной еды. Звучали смех и голоса играющих детей. Они сливались с шумом ветра в ветвях душистых сосен и криками вечерних птиц прерии…

    – Когда ты сам выйдешь на этот поиск, Ястреб, – заговорил он вновь, – ты встретишь много разных людей. И таких, кто похож на Старую Мышь. Они будут казаться мудрыми, смогут перечислить всех обитателей Прерии. Но, при всём том, они никогда их не знали, не разговаривали с ними, не дотрагивались до них. У таких людей есть хороший дар, но всю свою жизнь они прячутся в зарослях полыни. Ни разу они не выходили в Прерию – очень большую и необъятную. А это – Жизнь. Как и Прыгучий Мышонок, они больше всего на свете боятся чёрных пятен в небе – Орлов. Но, знай, сынок, такие люди-мыши видят лишь то, что у них под носом. И для таких людей-мышей небо всегда в чёрных пятнах страха. Такие существа не дальновидны. Поверь мне, Ястреб, до густой полыни и зарослей черемухи доходили многие люди… Но Прыгучий Мышонок не остался в мышином мире. Он побежал дальше. Великий Бизон, как ты знаешь, это самый большой Дар Великого Духа людям. Бизон – это воплощение самопожертвования, великого умения одаривать. И Прыгучий Мышонок жертвует своим глазом, даря его Бизону. Он исцеляет исполина. Но расставаясь с одиним глазом, Мышонок теряет и один из путей постижения мира…

    – Не понимаю, для чего Прыгучий Мышонок обязательно должен жертвовать своим глазом, чтобы исцелить какого-то Бизона? – воскликнул Ястреб.

    – Не будь глупцом, Ястреб. Постарайся понять, чтобы вырасти в своём духе, человеку необходимо отказаться хотя бы от одного из путей, которыми пользуются люди-мыши. Тогда мир откроется в ином свете. Ведь никого нельзя через силу заставить отказаться от того, к чему он привык. Да и Великий Бизон вовсе не знал, что перед ним – мышь. И Прыгучий Мышонок ведь мог преспокойно спрятаться за пнём и отсидеться, как та Старая Мышь…

    – А что бы случилось, если бы Мышонок позволил Бизону умереть?

    – Что ж, тогда всю жизнь ему пришлось бы вдыхать запах гнили, сын мой. Многие проходят через то же, что и этот мышонок. Но одни привыкают жить рядом с вонью и смрадом, другие предпочитают вернуться к Старой Мыши и вечно страдать от жажды, забившись в глубокую нору под кустом горькой полыни. А третьи так и бегут по жизни, прикрываясь спиной Великого Бизона. Вот такого рода люди – пожалуй, самые сильные, но одновременно и самые ничтожные. Ибо у них есть сила, но движет ими страх – страх перед огромными копытами Бизона, мудростью Великого Духа, и страх перед острыми когтями Орлов, страх Неведомого. Неизвестность – вот что для них самое страшное на свете!

    – Ну, и что случилось дальше с Мышонком? – Очень серьёзно спросил Ястреб. – Скажи мне, шаман, ведь это ещё не конец истории?

    – Конечно нет, – ответил Вождь-наставник. – Но не хочешь ли ты сходить поесть?

    Внизу в лучах заходящего солнца такими же яркими огнями горели костры. Всюду разносился запах жареной оленины.

    – Нет, я могу поесть и потом, – быстро проговорил Ястреб. – Прошу тебя доскажи эту притчу.

    – Ладно, – сказал улыбнувшись Вождь-наставник и окинул взглядом простиравшееся под ними стойбище.

    Итак, попав к подножию гор Прыгучий Мышонок своими усиками и одним глазом стал исследовать новое место. А там оказалось ещё больше всяких полезных вещей. Там было много всего, к чему можно было приложить старания мыши. Особенно было много всяких вкусных зёрен. Тыкаясь своим носом повсюду, Прыгучий Мышонок вдруг выбежал на тропу. На самой её середине сидел большой Серый Волк. Он сидел не двигаясь, его глаза были пустыми и безучастными.

    – Привет тебе, брат Волк, – сказал Прыгучий Мышонок, часто моргая своим единственным глазом.

    Уши Волка встали торчком, глаза просияли:

    – Волк! Волк! Ну да, конечно же, я – Волк!

    Но тут разум у него вновь затуманился, и он снова сел с безучастным видом, забыв, кто он.

    «Такой большой зверь! – подумал Прыгучий Мышонок. – И надо же, совсем нет памяти».

    Прыгучий Мышонок отошёл в сторону и затих, долго и чутко прислушиваясь к стуку собственного сердца…

    Потом наконец он решился:

    – Брат Волк, – начал было говорить Прыгучий Мышок.

    – Да, да, Волк. Я – Волк! – перебил его Волк.

    – Брат мой Волк, выслушай меня. Я знаю, что тебя исцелит. У меня остался всего один глаз, но я хочу отдать его тебе. По сравнению со мною ты большой зверь, а я всего-навсего мышонок. Возьми же мой глаз, прошу тебя.

    Едва Прыгучий Мышонок произнёс эти слова, как у него выскочил второй глаз, а Волк сразу же исцелился. По волчьей морде текли слезы, но Прыгучий Мышонок их уже не видел.

    – Ты не маленький брат, ты великий брат мой! – воскликнул Серый Волк. – Ко мне вернулась память, но ты-то ослеп. Я Тот-Кто-Показывает-Путь-В-Священных-Горах, и я проведу тебя прямо к Великому Волшебному озеру. Это самое чудесное озеро в мире. В его водах отражается всё: все люди, их жилища, все существа степей и небес.

    – Прошу тебя, отведи меня туда скорей, – сказал Прыгучий Мышонок.

    И Серый Волк повёл его мимо сосен, мимо скал, мимо крутых пропастей прямо к Волшебному Озеру, Озеру Мудрого Отражения!

    – Вот мы и пришли, – сказал Серый Волк, подводя Мышонка к берегу Волшебного Озера. Пока Прыгучий Мышонок пил из озера, волк описывал его красоту, и Прыгучий Мышонок смог живо представить себе это прекрасное место. – Здесь я должен покинуть тебя, братец Мышонок, ведь я должен показывать дорогу всем тем, кто придёт в Священные Горы. Но я могу остаться с тобой столько, сколько ты пожелаешь.

    – Благодарю тебя, брат Серый Волк, – ответил ему Прыгучий Мышонок. – Мне и впрямь страшно остаться одному, но я понимаю: тебе надо вернуться, ты должен указывать путь другим, чтобы они тоже смогли прийти сюда.

    Серый Волк поклонился Пригучему Мышонку и быстро убежал прочь.

    Прыгучий Мышонок сидел один-одинёшенек и трясся от страха. Что проку бежать – ведь теперь он слеп и Орёл легко его настигнет. Он почувствовал, как на него опускается тень, услышал орлиный клёкот и весь сжалася в ожидании когда Орёл вонзит в него свои когти. Вдруг он ощутил сильный удар и сразу погрузился в забытьё…

    А когда он наконец пришёл в себя, то обнаружил что прозрел.

    – Я вижу, вижу! – закричал Прыгучий Мышонок. Он повторял эти слова снова и снова. Правда, в глазах у него всё расплывалось, но он различал цвета, и это было так прекрасно!

    Вдруг, он скорее почувствовал, чем увидел, как к нему приблизилась расплывчатая, неясная тень. Он до боли сощурился, но ничего не смог различить кроме мутного пятна.

    – Привет тебе, брат, – прозвучал чей-то голос. – Хочешь ли ты обрести Волшебную Силу?

    – Волшебную Силу, мне? – удивился и обрадовался Прыгучий Мышонок. – Да, конечно!

    – Тогда пригнись как можно ниже, а потом подпрыгни как можно выше.

    Прыгучий Мышонок сделал так, как его научил голос. Он весь сжался, а потом подпрыгнул вверх что есть силы. И вдруг он почувствовал, как ветер подхватил его и стал поднимать вверх. И вот, когда Мышонок поднялся высоко в небо, он вновь услышал голос рядом с собой:

    – Не бойся, – сказал голос. – Ухватись за ветер и доверься ему!

    Прыгучий Мышонок закрыл глаза и ухватился за ветер. А ветер вздымал его всё выше и выше… Но вот Прыгучий Мышонок открыл глаза. Теперь он видел всё чётко и ясно. И чем выше он взлетал, тем яснее он видел. И тут он заметил на поверхности Волшебного Озера зелёный лист кувшинки, а на нём – своего старого друга, Лягушку.

    – Теперь ты получаешь новое имя! – воскликнула Лягушка. – Отныне имя тебе – Орёл!

    #619

    Айна Азиева
    Хранитель

    Очень благодарна Дамиру, порекомендовавшему мне эту книгу для прочтения. Притча произвела на меня, скажу без преувеличения, ошеломляющее впечатление! Я увидела здесь как глобальный смысл — о Пути, о человечестве, об одиночках, появляющихся среди инертного, обывательского общества, так и очень близкий мне, личный смысл- когда бОльшую часть жизни ты проживаешь, слыша какие-то неясные звуки, занимаясь делами своего племени, и однажды появляется Енот и приводит тебя к Реке, которая становится для тебя точкой невозврата.Это все равно, что тебя коснулся своими огненными перьями Дух, обжигая жаждой познания Истины, томлением неясных беспокойств и воспоминаний о бесконечных, опасных и завораживающих дорогах, о существующих где-то за границами обычного людского восприятия волшебных мирах. Метафора пожертвования частями тела, частицами себя ради большой цели становится для тебя очень понятной и близкой. Как сказал мой сын после прочтения притчи, на таких книгах надо воспитывать детей.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.