Если бы я вела дневники. Холод

Если бы я вела дневники…

Если бы я вела дневники, описывая что вижу, делаю, о чем думаю.. Сколько гпупых историй увидело бы свет.
Холод
Одна из таких историй..
Зима 99-го была холодная. Очень холодная. А может мне только так казалось. Ведь большую часть времени приходилось находиться в узком, тесном подвальчике с заледеневшими стенами.. Из-за тесноты и отсутствующей вентиляции даже керосинку невозможно было зажечь. Становилось нечем дышать. В те дни меня просто заклинило на мысли: не хочу умирать грязной. После очередной бомбежки хваталa ведро с водой и уходила в дальний сарай, чтобы смыть с себя грязь. Зима. Холодный сарай, ледняная вода. И стоя босыми ногами на камне, пытаюсь оттереть въевшуюся в кожу гарь. Оттереть этот ненавистный запах войны. «Не буду бояться! Я не буду испуганной жалкой мышью! Ничего у вас не получится!». Холод обжигал. Мама ругалась: ма хаза хиг ю хьо, 1овдал йо1, ц1аъ кхет ишт лахь.
Как ни странно, даже насморка не получила. И после того, как однажды пришлось довольно долго находиться по колено в воде, стараясь вытолкнуть застрявшую машину, тоже все обошлось.
Казалось , запас прочности моего организма неисчерпаем. Только казалось.
Помню ту ночь.
В печи горел огонь. Сухие дрова весело трещали, рассыпая искры. На стенах играли тени. У деток разрумянились шеки от печного жара. А мне было холодно. Очень холодно. Я никак не могла согреться. Меня так трясло, что зубы выдавали барабанную дробь. Было ощущение, что заледенели и душа и тело. Словно каждая клеточка была заморожена.
— Холодно, холодно, холодно…
Это причиняло физическую боль.
Так лёд крошится под ударами молота. Казалось мое тело — это хрупкий лёд и каждая косточка крошится на сотни невидимых частиц.
Зура проснулась от моих стонов. Подошла, спросила:» Что с тобой?»
— Мне холодно..
Она обняла меня, пытаясь согреть. А мне становилось все хуже и хуже. Я задыхалась. Губы потрескались.Через поры сочился кровавый пот.
Зура плакала. Ее слезы капали на меня. А казалось, что падают булыжники.
— Не плачь, ты делаешь мне больно…
Она подумалa, что я шучу, и улыбнулась сквозь слезы.
Баркалла, Зура.
Столько лет прошло. Но я до сих пор помню, как ты пыталась согреть меня своим теплом в ту ночь.

12-07-2014

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.