Комплимент VI а

VI
Это стало своеобразным ритуалом.
Он приходил на каждую тренировку. Ехал с нами вместе до центра. Потом он, Инна, я ждали наш автобус. Мы садились. И лишь проводив нас, отправлялся домой на другой конец города. Я могла не здороваться с ним. Иногда молчала весь вечер, ни вымолвив даже слова. Присутствие девочек сглаживало ситуацию. Что позволяло мне игнорировать его без особых усилий. Благодаря им, я чувствовала себя менее неловко. Мы шли , болтая ни о чём. И наши короткие диалоги без конца прерывались заразительным смехом. С ним было весело. И даже как-то спокойнее. Вокруг происходили неуловимые перемены, которые не сразу бросались в глаза. Все реже стали ходить автобусы. Освещение на улицах стало тусклым, а местами отсутствовало вообще. Появились очереди за хлебом. Все чаще задерживали выдачу заработной платы. Мелкие бытовые задачи, которым раньше без труда находилось решение, вдруг исподволь переросли в проблемы. Атмосфера вокруг стала какой-то напряженной, угнетающей. Но это не имело никакого значения. Молодежь, увлеченная одним делом. Нам было весело. И ничего не страшило: ни темнота, ни отсутствие транспорта или денег. Мы легко могли пройти пешком с одного конца города до центра, пуская по кругу батон хлеба, яблоко, бутылку воды.
Иногда тренировку отменяли. И к упражнениям, что я обычно делала дома, добавлялся час на отработку техники перед зеркалом. Инна жила по соседству. Её дом стоял буквально в двух метрах от нашего. В свободные дни , по вечерам мы с ней работали в паре. Оттачивали удары на лапах, связки, бросковую технику.
Все было как всегда. Но во мне поселилось какое -то стойкое ощущение тревоги, которую я не могла объяснить. Предчувствие. Я все время видела какие-то знаки, странные сны. А может мне так казалось. Не знаю.
В один из дней отец Инны упал с лестницы и получил сотрясение. Ему оказали помощь.
Ситуация вроде была под контролем. Но на третий день она вдруг влетела в комнату со слезами на глазах:» Айшат, пожалуйста, помоги! Папе плохо!» Я была в растерянности.
— Что же я могу сделать?
— Ну пожалуйста, попробуй! У тебя же руки особенные. Ты можешь боль снимать.
— Хорошо. -произнесла я нерешительно. Но надо врача вызвать.
— Доктора нет. И неизвестно когда будет.
Мы бросились к её дому. Вместе переместили её отца с кровати на кресло. Затем передвинули кресло так, чтобы я могла зайти ему за спину. Действовала бездумно, просто по наитию. Встала позади него, закрыла глаза. Будто наяву увидела картину. Огромный снимок дерева, похожий на негатив. Крона дерева по своей конфигурации походила на человеческий мозг, который не раз доводилось видеть в учебниках. И мысль:» нужен свет.» Раскрыв ладони, протянула руки к его голове. Направленный яркий луч. Я видела его. Он проникал через эту крону, рассеивая тьму. Чернота расступалась. И вот свет залил все пространство. Не знаю как долго это длилось. Услышала глубокий вдох. И открыла глаза.
Багровое лицо мужчины, походившее цветом на вареную свеклу, приобрело нормальный оттенок. Взгляд стал ясным и чистым.
— Уффай, да пошлет Аллах здоровья твоим рукам. Я словно увидел яркий луч, и чернота спала с моих глаз.
Шокированная услышанным, я застыла на месте. А Инна бросилась ко мне, обняла, беспорядочно повторяя: «Благодарю тебя, благодарю тебя..»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.