***

И в тишине, когда наступит вечер,
и в облаках цветущих майских вишен,
и в женской красоте и сладкой речи —
во всем, во всем дыханье смерти слышу.

Мы между сном и явью — как в пустыне.
Не засыпать или не просыпаться
совсем хотел бы я, чтобы отныне
в последний путь без страха собираться.

За той чертой, прочерченною Богом,
бессильный мозг терзающей недаром,
свой дух не смог представить, как не могут
вода и лед себя представить паром.

Из праха создан, станешь снова прахом…
Шепчу я, неизбежностью придавлен:
«О, если бы я знал, что оковы страха,
желаний и страданий здесь оставлю!»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.