Говорил я тебе I

Год 2002…

Операция по наведению конституционного порядка из фазы тотального бомбометания и артобстрелов перешла в фазу зачисток. Трудно сказать, которое из двух этих зол было меньшим.
Не помню ни дня, ни месяца..
Это был сезон сбора картошки. Как правило к этому времени родня из города съезжалaсь на пару дней в горы. Неважно по какому поводу — посадка, покос или сбор урожая. Такие дни всегда походили на праздник. Все работали сообща, весело, с шутками, танцами. В минуты отдыха обычное пустое ведро безо всяких усилий превращалось в звонкий барабан. А дружное хлопанье в ладоши восполняло недостающий аккомпанемент. Но не в этот раз. Вся рабочая сила — Малика, я и Юсуп . Деца была не в счет. Она достаточно крепкая и довольно неплохо выглядит для своих под семьдесят. Но все же не настолько, чтобы стаскивать ведрами картошку с делянки , лежашей на крутом склоне.
Нашей троице предстояло хорошенько потрудиться. Поэтому решили приступить к делу с утра пораньше. Пока Юсуп прошёлся лопатой по первому ряду картофельных кустов, мы управились в коровнике. После дойки Малика выгнала скотину и стала поить телят . Я понесла парное молоко в кухню. Деца уже настроила сепаратор. Барсик, пушистый рыжий нахалёнок крутился тут же, под ногами в ожидании своей утренней порции. Поставив ведра с молоком на стол, чмокнула по ходу децу в мягкую , морщинистую щеку, взяла мешки и двинулась к выходу.
Заря, окрасившая горизонт в алый цвет, медленно таяла. Золотой диск как бесстрашный альпинист карабкался на самую высокую из вершин. Солнце почти польностью взошло и било прямо в глаза. Дойдя до ограды, я ocтановилась, подставив лицо утренним лучам. И в то же время краем глаза наблюдала за мелькавшим среди зелени ярким платком Малики. Трава вдоль тропинки была настолько высокая, что человек идущий по ней был почти невидим.
-Загораешь?
— Дааа…
— Похоже сегодня будет жарко..
— угу..
Мы посмотрели друг на дружку и одновременно перевели взгляд на делянку.
— Идём?
— пошли..
Малика открыла калитку. Я двинулась вслед за ней. Пожухшая, сухая ботва хрустела под ногами. Длинная череда открытых лунок ждала нашего участия. На самом конце межи, которая уходила далеко вниз под откос , виднелся силуэт Юсупа. Парень активно работал лопатой..
Картошку необходимо не только собрать, но еще и отсортировать. Семенная — для посадки на будуший год сразу отделялась и закладывалась в бурты до весны. Мелочь шла на корм скоту. Ее нужно было отнести в сарай. А та, что для кухни, хранилась в специальной яме типа погреба. В этом своеобразном хранилище она долго не портилась.
Мешки остались лежать у края. Вооружившись вёдрами и маленькими тяпочками, при помощи которых выгребались самые упёртые клубни, приступили к работе. Малика ловко управлялась со своей грядкой. Я не отставала. Дело ладилось. Мы весело переговаривались, подшучивая и соревнуясь между собой. Жаркое лето уходя поделилось своим огнем с бархатной осенью. Земля была тёплой. От неё шел мощный пряный аромат вызревших трав, что аж дух захватывало. Трудно было отказать себе в удовольствии как в детстве погрузиться пальcами в рыхлую мягкую землю.
— Эй, детсад, не отставай! — поддела Малика
— Сама не отставай , — хмыкнула я в ответ , оглянувшись назад — тарам-тарам- тарам-тарам, тарарам – тарарам пам-пам…
Послышался заливистый смех.
— И что это было?
— А ты угадай! Песенка из мультика.
— Ну-ка повтори!
— Да пожалуйста..
— Хм.. что — то знакомое.. пятачок?
— Нет, не пятачок!
— Ну да, Винни!
— Угадала, он самый…. Теперь ты!
— Ла-лаааа-ла-ла-ла, Ла –лаааа-ла-ла-ла
— Бременские музыканты
— Tak быстро..
— Секрет в том, что ты хорошо поёшь.
Снова раздался смех. Увлекшись, даже не заметили как сравнялись с работающим на соседней полосе братом.
— Чего распелись, работы мало?
Голос звучал нейтрально, но недовольство было очевидным. Он по натуре очень добродушный. Когда наш здоровяк в настроении, в его глазах золотисто — медового цвета всегда бегают такие искорки — смешинки. Но сейчас во взгляде читалась настороженность.
— Почему ? – подумалось мне — Вроде бы все спокойно.
Сыграй с нами. – предложила я, желая отвлечь от гнетущих его мыслей. И пролялякала очередную мелодию.
— Хватит уже!-прозвучало более сердито.
В гневе смешинки в его глазах преображались в молнии. И вот тогда шутники прдпочитали держаться на расстоянии. Однако желание поддразнить, и в то же время понять, чем он так встревожен, придало решимости.
— Ну и ладно! Не хочешь и не надо…
Изобразив отсутствующее выражение лица, отвернулась в сторону. Затем как ни в чем не бывало продолжила в голос:» Из каждой котлеты из гиппопотамчика поправлюсь я сразу на три киллограмчика.” При этом придав ему нарочитую грубость и хрипотцу.
Ах1аааа… ты улыбался, я видела… Ну давай сыграем?
— Перестань , говорю… плакать же будешь — усмехнулся он.
— Долго ждать придется – огрызаюсь в ответ. И споро работая руками, невозмутимо продолжаю чего-то мурлыкать себе под нос.
— Вааа Юсуп! – донеслось вдруг с соседнего склона
В горах воздух чистй , разряженный. Звук разносится далеко.
Х1ой? – отозвался брат.
Бог1уш бу хьуона, бог1уш бу хьуона! – кричал взволнованно мужчина.
Гуш бу, гуш бу…
Мы с Маликой разом приподнялись и начали озираться по сторонам.
Внизу , у подножия гор замысловато извиваясь растянулось русло Аргуна. По левой стороне, вторя его извивам, бежала дорога. Обычно на другой берег перебирались по висячему мосту. Но ближе к зиме вода спадала. И тогда реку можно было спокойно пересечь по валунам, не замочив ноги. По утрам на дне ушелья лежал густой молочныи туман и длинные тени, отбрасываемые вершинами. Чем ближе солнце к зениту, тем лучше становился обзор. Вся округа лежала как на ладони.
— Смотри, вооон! – указала я пальцем.
— Знаю. Они там уже больше двух часов.
На обочине, прижавшись ближе к камням, словно затаивавшийся до времени зверь,стояла небольшая колонна. Танк, две БМП-шки и уазик. На обеих БМП-шках было полно вооружённых людей.
Так вот в чем дело… — мелькнула мысль
И тут я вспомнила.. На рассвете сквозь дрёму донёсся как будто грохот гусениц и беспокойный лай собаки. Прислушалась на мгновенье.. Показалось, просто река грохочет – подумала, снова проваливаясь в сон.В тихое, размеренное утро вторглась жестокая реальность. События развивались стремительно по нарастающей. Колонна загудела и тронулась с места. Группа вооруженных людей рассыпалась в цепочку и начала двигаться вверх в нашу сторону. Мы тревожно переглянулись.
— Т1ехьашк хьажа, т1ехьашк- послышалось снова.
Оказывается, сосед говорил не о тех, кто подымался снизу. Они были еще вне зоны его видимости. За нашими спинами, из леса, который подступал к самому дому , словно тараканы из всех щелей повылазили военные. Вся территория, прилегающая к дому была взята в кольцо. Они шли широким полукругом: со стороны хозяйственных построек, дома, снизу, сверху. При группе, что вышла из леса, имелись собаки.
-Теперь понятно, чего они так долго выжидали. – процедил сквозь зубы Юсуп Ждали, пока веpхняя группа подойдет .
— Нани!
— Деца!
Наши возглаcы прозвучали одновременно. После пережитых бомбежек Деца от одного вида вооруженного человека моментально впадала в панику.
Бросив на ходу:” Оставайтесь здесь! » — брат поспешил к дому.
— Что же делать?
— Ничего. Работать. А там видно будет .
Горло пересохло. В руках едва заметная нервная дрожь. Внеше невозмутимо, словно происходящее в порядке вещей продолжаем перебирать картошку. При этом бросая быстрые, незаметные взгляды по сторонам. Кольцо все уже. Цепь в несколько рядов , состоящая из разномастных групп, была уже на расстоянии пары десятков метров. Одетые в бронежилеты , в разгрузках, забитых запасными рожками, обвешанные гранатами, пыхтя, они карабкались по склону.
— Не хочу, чтобы они смортели на нас сверху. Давай выпрямимся? — предложила я Малике.
— Хорошо. Пересыпем картошку.
Непринуждённо, спокойно подымаемся ,берём ведра и идём к месту, где лежат мешки.
— Что, девчата, картошку собираем – спросил тот, что при погонах. Похоже старший..
— Да, собираем.
— И как картошка ? Уродилась ?
— Вроде бы, — отвечаю, стараясь сохранить ровным тон.
— Хьалац гали, – прошу сестру. И пока она держит мешок, опрокинув ведро, ссыпаю в него крупные свежие клубни. Смотрим друг на дружку. Затем незаметно киваю головой и, прихватив ведра, мы возвращаемся к лункам.
Малика взяла в руки лопату, которая осталась лежать в междурядье. Воткнула её в очередное картофельное гнездо. Затем замерла, опeршись на черенок и пытаясь разглядеть что же происходит во дворе .

© Copyright: Дашо Аргунская, 2015

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.