Ломаной линией…

Ломаной линией наискосок
Долгая тень легла.
То, что видишь ты — не горб,
Сложила крыла
Над бездной птицей каменной
Стыну… Падаю.. Лечу..
Кричу.. кричу.. Лечу!
Палачи
Причастили душу к боли :
Даже мечтать не сметь,
Каждый полет — смерть..
Каково это, знаешь
Задыхаться от слез ,
Которых не выплакать..
Задыхаться от боли,
Которую не выкричать.
И всему вопреки,
Расправив крыла
Снова лететь.
Сметь!

Могла бы…

Лишь пустоту
Могла бы с тобой разделить,
Но она не делится.
Лишь темноту
Бессонных ночей,
Что за окнами буркой стелется.
Вызреет в небе луна
Как в райском саду
Сочным яблоком
И потечёт в жёлтом свете река
Облаков карамельных
Патокой
В ней увязну,
Янтарь карих глаз
Роняя в безмолвие

Рисует дождь на ирисах…

Рисует дождь на ирисах
Далеких странствий
Загадочные сны.
О прошлых временах
Правдивые истории
Поведают они,
По радуге с небес
На пир названною
Сошедшая Ирида
Между двух знамён,
Яблоком раздора
Ставшая Еленa,
Глупый Минелай,
За чарой чару наливай,
Не ведаешь, что ждет тебя
измена
Безумствуя, Парис,
Под полуночный бриз
К бeрегам родным фрегаты
Правит
О, Гектор — славный сын,
Трои господин
Злым роком на судьбу твою
Та ноша ляжет

Шепот звёзд

Мне шептали звезды…
-И что же они шептали?
Что душа светла,
А небеса далеки…
-Но это не расстояние,
Если помыслы твои чисты

Время молчания…

Когда так хрупок мир
Как крылья бабочки,
И птицы гнёзд не вьют,
Всё ждут другой весны.
И вспоротая танками
Земля
Нутром наружу,
Белея черепами,
Сквозь клики воронья
Скорбит в голос
— Ещё я помню,
Как взрастал в небо
Налитой колос ..
В ночь посещают
Лишь расстрелянные сны.
И ты молчишь,
Чтоб не нарушить
Равновесье тишины.
Время молчания …

Комплимент I

Ну да.. девушкам полагается принимать комплименты, а не раздаривать их. Хотя, в принципе, я не умела ни того, ни другого. Но так случилось..
Была зима. Темнело рано. Тренировка закончилась, и наша ватага шумной гурьбой высыпала на улицу. Девочки всегда шли вместе до остановки. А потом уже от центра разъезжались каждый в свою сторону. Улица, на которой располагался наш зал, была плохо освещена. Лишь возле скамейки, которая стояла неподалеку, горел одинокий тусклый фонарь. Ему наверное было уже лет сто. Он походил на прожектор из старых довоенных фильмов. Картинка была довольна характерна. И моя дурацкая привычка обращать внимание на все неординарное снова увела мое сознание в далекие дебри, отрывая от реальности. Звонкие молодые голоса, беспечный девичий смех нарушали безмолвие сонной улицы. И вдруг я не столько увидела, сколько почувствовала какое-то движение. Через мгновение на круглое , желтоватое пятно света, лежавшее на асфальте, упала длинная тень. Голоса враз смолкли.
Мы стояли, напряжённо всматриваясь в темноту и пытаясь понять, кто это.
Он сделал еще несколько шагов навстречу.
Ты? — удивилась я
Позади послышались облегченные вздохи хохотушек.
-Да, я. Думала, не найду?
-Думала?! — в моем голосе было столько сарказма, что улыбка на его лице сразу погасла. Тут же с интервалом в какое-то мгновение я получила сразу три тычка в спину.
— Какая ты вредная,- зашушукали они мне в ухо — чего ты над ним издеваешься?
Разозлившись на него, на девочек и на весь мир разом, резко шагнула вперед. И, ускоряя ход, двинулась к остановке.
Ну зачем? Зачем он так делает? Я грубая, злая, противная. При каждой нашей встрече демонстративно игнорирую.. Изо всех сил показываю, какая я язва. Мне не нравится обижать его. Просто хочу, чтобы он не приходил. А на него ничего не действует. Мне оставалось только злиться. Как бы я не старалась, с ним невозможно было поругаться. Он так добродушно и снисходительно сносил все мои вспышки гнева, что мне становилось стыдно за себя. Потом наступала недолгая пауза, пока я снова собиралась с духом для новых колкостей.
Время от времени тренер менял зал для занятий. Их было довольно много, раскинутых по всему городу. Но раз за разом каким-то образом он находил нас. Так случилось и теперь.
— Противный, противный — бурчала я себе под нос, впечатывая шаг в мерзлую хлябь дорожной грязи. А за спиной слышалась оживленная беседа.
Его природное обаяние и умение очаровывать было для меня еще одним поводом принимать в штыки всё, что он говорил.
Подъехал полупустой автобус. Открылись задние двери. Шагнула внутрь и, пройдя вперед, заняла одно из свободных мест. Подружки уселись рядом. А наш мистер Х (будем звать его так) поднявшись следом , остался стоять там же. При всей его настойчивости, мистера Х невозможно было упрекнуть в назойливости. Он всегда держался неподалеку. Bроде бы рядом, но в сторонке.
После занятий мы обменивались замечаниями по ходу тренировок. Галдели наперебой, как стая галок, не замечая ничего вокруг. Вдруг Мистер снова оказался в поле моего зрения . И, поймав мой недоуменный взгляд, произнес: «Я бы не подошёл, но надо же за проезд заплатить» Почувствовала себя жутко неловко. Уже много раз спорила с ним по этому поводу. Но поняв бесполезность своих усилий, смирилась и решила не привлекать лишний раз внимание пассажиров к своей персоне.
Доехав до центра, разделились как обычно на две группы, и двинулись каждый в свою сторону. Нужно было пересечь красочную, ярко освещенную площадь. Этот отрезок дороги преодолевали втроем: Инна, я и Мистер. Эта предательница сделала вид, что у нее развязался шнурок на ботинке и приотстала на пару метров.
— Надо подождать!- прозвучал резко мой указующий голос.
Я повернулась, и мы оказались лицом к лицу. За всю дорогу я впервые посмотрела на него. Девчонки были правы. От такой харизмы, действительно, можно было легко потерять голову. Весь такой наутюженный, напомаженный, причёсанный, зеленоглазый шатен. Не то, что я, которая вечно выглядела как взъерошенный воробей. Представив, сколько времени он провел перед зеркалом, наводя эту красоту, меня разобрал смех. И дернула меня нечистая сделать ему комплимент.
— Ну ты и морда! — сказала я от души, улыбнувшись во весь рот.
И услышала в ответ: «Сама ты морда!»
Меня словно обожгло.
-Что?! — переспросила я, не поверив своим ушам.
И снова услышала отчётливое : «Сама ты морда!»
Это было больно.
На какую -то долю секунды мой мозг взорвался от желания стереть его в порошок. Но врожденное чувство справедливости снова взяло верх.
Ему тоже больно, так же, как и мне — дошло до меня. И я промолчала. Сама виновата. Не надо было комплиментами раскидываться.
Повисла зловещая пауза. Мы двинулись дальше. Спустя пару минут раздался примирительный голос:» Какая же ты все- таки вредина! Хорошо, что мы с тобой не родственники.»
Повернув к нем голову, я улыбнулась в ответ: » Не беспокойся, тебе это не грозит. Мы с тобой никогда не будем родственниками.»

Комплимент II a

II
Вообще вся эта история от самого начала развивалась по какому-то странному сценарию. Наша первая встреча случилась около года назад. Весна вроде бы уже наступила. А погода все никак не хотела меняться. Люди еще ходили в сапогах и куртках.
Утренняя тренировка закончилась. Каждая мышца напоминала о своем существовании ноющей болью. Даже холодные водные процедуры не помогли.
— Ты работаешь, как робот. Неужели, ты не устаешь- спрашивали меня каждый раз.
— Нет, не устаю!
Ах1а, так я вам и призналась! — мелькнула мысль.
Закинула тяжелeнную сумку на плечо и вышла нa крыльцо. Меня ослепило солнце, которое било прямо в глаза. Зажмурившись, подставила лицо теплым лучам и легкому ветру. Так стояла бы и стояла. Только автобус меня ждать не будет. А дома еще столько дел надо переделать. Вдохнув поглубже, решительно делаю шаг. И тут боковым зрением улавливаю какое-то движение в мою сторону. Пока я любовалась солнышком, кто-то любовался мной.
О, нет.. Только не сейчас…. я слишком устала, чтобы отшивать очередного праздношатающегося бездельника.
Как первоклашка в два прыжка преодолеваю ступеньки. Затем перехожу с размеренной ходьбы на более широкий шаг. И в считанные секунды оказываюсь далеко впереди. Теперь, чтобы заговорить со мной, ему пришлось бы бежать следом.. Что совершенно противоречилo правилам хорошего тона.
«Так тебе и надо.»- позлорадствовала в мыслях..

Время было почти к обеду. Впереди, ближе к базарчику, где продавалась всякая зелень, цветы и прочие мелочи, наблюдалось оживление. На этом пятачке всегда было людно.
Мое внимание привлекла одна дама внушительных размеров. Она как груженная каравелла, рассекающая бурные воды, несла свое дородное тело. В руках у не были огромные сумки. Переходя через дорогу, женщина явно игнорировала знаки светофора. Чем и была вызвана какофония автомобильных гудков. Если бы уровень раздраженности водителей на тот момент определить по шкале сейсмической активности, то землетрясения было явно не избежать.
И тут через всю эту уличную разноголосицу до меня донёсся едва слышный детский плач. Пытаясь понять, откуда он, оглянулась по сторонам. Никого. Показалось? Нет, явно кто-то плачет. Вдруг из-за фонарного столба, что стоял в метрах тридцати впереди, мелькнуло что-то светлое. Поняла — p****ок. От одной мысли, что он может сейчас шагнуть на проезжую часть, меня обдало холодом. Как заправский спринтер одолела короткое расстояние. Белобрысый мальчуган лет трех стоял, прижавшись бочком к столбу. Пацанчик отчаянно плакал, размазывая слезы по щечкам. Присела перед ним на корточки, говорю: «Не бойся. Сейчас найдем твою маму. Иди ко мне.» Он доверчиво шагнул навстречу, и ухватился своими ручонками за мою шею.
— Чей ребенок? — закричала я на всю улицу.
Никакой реакции. Сообразила, что скорее всего мамаша пришла за покупками к базарчику и потеряла ребенка из виду.
-Люди, чей ребенок?- орала я во все горло. Меня осенило: женщина, которая переходила дорогу. Бросилась ей вслед. Оказалось, точно она. Была так зла на нее. «Слониха!» — подумала в сердцах. Молодость бескомпромиссна в своих приговорах.
Все еще размышляя над безалаберностью и безответственностью некоторых мамаш, миновала высокий белый забор, что тянулся далеко вдоль улицы. Им был огорожен участок, где шли строительные работы. Завернула за угол и дошла до остановки. На свой рейс я опоздала. Следующий только через полчаса. Чтобы скоротать ожидание, стала наблюдать за птицами, снующими вокруг остановки. В их поведении порой можно найти поразительное сходство с людьми. То, что разыгрывалось на моих глазах, походило нa семейную ссору. Было забавно.

-Ну ты и ходишь! Я бегом тебя еле догнал. — раздалось над ухом.
Это было так неожиданно, что мне не удалось скрыть своего изумления . Реакция, которая без труда читалась на моем лице, вызвала у него смех.
-И? Ничего не скажешь?
Повернулась к нему спиной. Молчу. Обошёл. Снова встал напротив .
— Не злись. Все равно знаю, что ты добрая. — Спасительница! — выговорил он протяжно.. Ну скажи что-нибудь…
Окинула его сердитым взглядом и снова отвернулась.
Если хоть слово скажу, точно не отвяжется. Показала бы тебе, какая я добрая, не будь такой уставшей. Тоже мне, красавчик с жабьими глазами. И где этот автобус.. Еще столько надо успеть за сегодня. Кажется мысли в моей голове устроили состязания. Каждая из них хотела быть услышанной первой. Заломило в висках. Как же я устала…
Он что-то говорил, говорил…
— Послушай, — прервала я его, — будь человеком, уйди. Не видишь, мне и так плохо?
— Тебе плохо? Чем я могу тебе помочь? — в голосе звучало искреннее участие.
— Уйди! Ты мне этим очень поможешь.
— Попроси что- нибудь другое..
— Сейчас подойдет мой автобус.
— Ну и что?
— Как это что? А если кто-нибудь из родных или знакомых увидит тебя рядом со мной? Мне же стыдно. Пожалуйста, отойди!
— Хорошо, отойду. Но только если ты скажешь мне свое имя.
Из-за поворота показался автобус..
— Ну, уходи. Видишь, автобус уже едет..
— Имя…
— Айшат.. иди уже..
— Точно Айшат? Не Мадина, Зарина, …
Поймав мой рассерженный взгляд, снова залился смехом
Уже через пять минут инцидент был мною благополучно забыт.

Комплимент II b

На следующий день к середине первого урока кто-то постучал в дверь.
Она открылась. В проеме показалась Фаина Алексеевна, зауч по учебной части. Гроза всей школы. Своей причёской в стиле 60-х, при этом крашенных в модный рубиновый цвет, волос и таким же ярким лаком на длинных ногтях, она казалась мне персонажем из сказки про злых колдуний. Пожалуй, только я со своим юношеским максимализмом и , как утверждали часто, с излишней дерзостью, не испытывала должного трепета перед её персоной.
-Да?
— Выйди на минутку. К тебе пришли..
— Кто?
— Из РОВД. У них к тебе имеется пара вопросов.
-Хорошо..
Гадая, кого еще нелёгкая принесла на мою голову, дала детям задание. Предупредила, чтобы сидели тихо, и вышла во двор.
На площадке не наблюдалось ни одного субъекта в форме сотрудника милиции.
Хм.. Пожав плечами, развернулась и потянулась за кольцо дверной ручки.
— Айшат !
Поворачиваюсь и.. теряю дар речи.
По квадрату школьной площадки стояли стойки из металлических труб. Вокруг росли деревья. Он сидел в правом углу. Из-за нависающих веток я не сразу разглядела, что там кто-то есть.
— Ты? ..
И снова этот благодушный , с бархатными нотками смех.
— Что ты тут делаешь?
-Хотел тебя увидеть.
— Но как? Как ты меня нашел?
— О, это секрет фирмы.
— Для меня еще более удивительно, что Фаина Алексеевна разрешила тебе поговорить со мной во время урока. Интересно, что ты ей такого сказал?
— Все дело в моем обаянии.
— Хорошо, мистер Обаяние. Мне некогда с тобой говорить. Да и не о чем. Посмотрел, теперь можешь идти. Мне на урок пора.
-Я подожду..
— Долго ждать придется.
-Я буду ждать столько, сколько нужно..
-Ну смотри.. как знаешь

Потом был второй урок, третий. На улице шёл дождь. В классе было тепло и уютно. Детишки старательно выписывали задания. Такие милые карапузики. Вообще, у меня не было на этот день уроков. Но классная малышей, Луиза Ахмадовна заболела. И меня попросили ее заменить. Пока прописала для каждого задания, пока проверила все тетради с домашней работой, пошел уже второй час. Сделав последние пометки, с чувством выполненного долга закрыла журнал. Вышла на улицу. Он все еще сидел там, на том же самом месте, в той же самой позе. Только насквозь промокший. В его глазах читалось ожидание и немой укор.
Я забыла о нём! Ну какой идиот будет сидеть четыре часа под дождем. Кто мог такое предположить? Точно не я.
-Ты что, дурак? Зачем ты под дождем здесь сидел? А если заболеешь?
— Я же сказал, что подожду..
— Кто тебя просил?!
— Никто. Мне это было нужно.
-А мне нет. Ты зря сидел, понимаешь? Зря!
Злость и чувство вины бушевали во мне. Злость, за то, что он пришёл. За то, что сидел и столько ждал. За то, что по его милости я испытываю чувство вины.
— Не злись. Улыбнись хоть раз. Я же видел, как ты улыбалась тому малышу. У тебя такая красивая улыбка.
— Хорошо. — сказала я обреченно. Мне нужно дойти до центра. По дороге поговорим. Надеюсь, 15 минут будет достаточно, чтобы ты понял — я не соответствую тому образу, который ты себе нарисовал.
Мы вышли на соседнюю улицу, по которой пролегала трамвайная линия. Вдоль рельсов тянулась широкая аллея, обсаженная акациями.
-На..
-Чего «на»?
-Шоколадка. Тебе.. Правда, она немного промокла. Но не по моей вине.
Руки так и чесались отвесить хорошего тумака, чтобы стереть лукавую усмешку с его лица.
— Я не ем шоколад.
-А что ты ешь?
— Из рук посторонних ничего не ем..
— Я не посторонний. Ты сама сказала — я мистер Обаяние. А ты мисс …
— Слушай, ты, мистер…
— Возьми шоколад..
Вырываю из протянутой руки плитку
— Спасибо..
-Ты добрая, ..
— Скажи еще, что красивая …
-Ты страшная.- смеется. Тебя дети даже за глаза по имени отчеству называют. Впервые такое вижу.
— Хвала Аллаху! Начинаешь прозревать. Послушай, я и так уже проявила чудеса терпения по отношению к тебе. Мне бы не хотелось показывать насколько у меня скверный характер. Мне не о чем с тобой говорить. Ты мне не интересен, понимаешь?
— Как ты можешь судить об этом, если ничего обо мне не знаешь?
-Так я и не хочу знать! Сколько раз можно повторять?!
Наша беседа затягивалась, принимая нежелательный для меня оборот. Никакие доводы на него не действовали.
— Это судьба. Ведь я мог тебя не найти.
Ах1а.. Значит ты так! Хорошо.. Будем использовать твое оружие.
— Ты веришь в судьбу?
— Да, верю. А ты нет?
— Неважно. Давай поступим так. Дадим судьбе еще один шанс проявить себя. Не приходи больше в школу. Если в течениe недели мы с тобой совершенно случайно встретимся в каком- нибудь неожиданном месте. Так и быть. Посмотрим что из этого получится. Согласен?
Слегка наклонив голову, насупив брови, он вопросительно посмотрел на меня. Уффф.. кажется, мне удалось его озадачить.
-Ну?
-Не торопи меня.
— Это не вопрос времени, а вопрос веры. Так ты веришь в судьбу или нет?
-Да!
-Вот и хорошо. Значит уговорились. Всего тебе доброго.
Его взгляд выражал недоумение, словно он еще не до конца осознал, что только что произошло..
Ну и фрукт! «Молодец, Айшат!» -похвалила я себя мысленно.

Комплимент III

III
Увлечение восточными единоборствами было нетипичное хобби для девушки. Поэтому мой график был жестко регламентирован. Я должна была успеть все и немножко больше. Дабы домашние не упрекали меня за бесцельно потраченное время, которое можно было употребить с большей пользой.
Уборка, стирка, готовка, закупка продуктов, огород. Еще вода, которую надо было натаскать с колонки. Самым неприятным было составление поурочных планов. Проблема была не в том, чтобы составить. Раздражала необходимость его красочного оформления для услады взора проверяющей братии. С детства питала неприязнь к выписыванию буковок. Мои строки вечно выглядели как грива диких мустангов, бешено несущихся по бескрайней прерии..
Случалось конечно выбиваться из графика. Например, как в эту субботу. Закончилась картошка. Пришлось ехать на рынок. Сразу же мысленно корректирую: выехать пораньше на автобусе, обратно на такси. Успею..
Пройдя по рядам груженных картошкой бортовых машин, выбрала пару мешков. Заплатила.
-Можно я оставлю их здесь, пока схожу за машиной?- спросила я продавщицу.
— Конечно. — Женщина с круглым , миловидным лицом согласно закивала головой.
Пройдя через рынок, оказывался на старом автовокзале. Раньше оттуда отправлялись автобусы по районным маршрутам. Теперь же располагалась стоянка такси. Вокруг все развезло дождями. Приходилось глядеть себе под ноги, чтобы случайно не вляпаться в какую- нибудь лужу. Иду, уткнувшись носом в дорожку.
Замечаю пару идеально чистых, шикарных ботинок. «Надо же, какой чистюля. — хмыкнула про себя, — он по воздуху перемешается что-ли.. вот бы мне так научиться»
Нахал ! Oн даже не думает с места двигаться. Не могу же я через него шагать.
Возмущенно подымаю взгляд… И натыкаюсь на огромныe зеленныe глаз. Знакомыe глазa. Сколько же в них света…
Нет! Так не должно быть!
— Сегодня суббота.. Последний день. Помнишь? Судьба за нас. А ты не верила..
— Что ты здесь делаешь в такую рань?
— Случайно оказался.. А ты?
— Картошку хотела купить. — отвечаю растерянно.
— Ну и где она?
— Там.- махнула я рукой.
— А сюда зачем шла?
— Такси хотела взять.
— Возвращайся обратно. Я подъеду.
— Нет! Не надо.. Я сама.
-Не спорь. Иди, говорю!
Все ещё стою нерешительно переминаясь с ноги на ногу. А его уже и след простыл.
Настолько обескуражена происходящим, что кажется мой мозг заклинило. Чувствую в голове пустоту. Ни одной здравой мысли. Только какой-то непонятный, раздражающий звон. Я не была готова к этой встрече. Ни сейчас. Ни потом. Никогда! Подъехала маршрутка с какой-то странной яркой наклейкой на двери. Погрузили картофель. Мне даже притронуться не дали.
— Всего два мешка?
— А сколько их по твоему должно быть? Не на деревню же покупаю?
Садится в машину.
— Ты со мной не поедешь! Выходи!
— Не поеду, не нервничай. В центре сойду.
Едем. Молчим.
— И что будем делать?
— Ничего. Ты не понимаешь. Придумал себе что-то. А я совсем другая.
Я даже разговаривать то спокойно не умею. Через пять минут мы поругаемся. Я со всеми ругаюсь.
— Не поругаемся…
Мое отчаянье его забавляет. Что приводит меня в обычное состояние кипящего вулкана.
— Водитель, останови пожалуйста.
Тормозим. Открываю дверь..
— Все, ты приехал. Выходи!
Смотрит вопрошающе.
— Выходи, не зли меня — повторяю снова. Или клянусь Аллахом я тебя вытолкаю!
Видя мое состояние, он молча сходит.
— Я найду тебя.- проговорил он спокойно перед тем, как закрыть дверь.
Сидевший за рулем молодой мужчина наблюдал за нашей перебранкой в зеркало обзора.
— Может, поедем уже? — спросила сердито, заметив его героические усилия сдержать рвущийся наружу смех.
Этот мистер сам себе на уме еще и за проезд оказывается заплатил. Водитель напрочь отказался взять с меня деньги.
— Ну попадись ты мне! Ещё скажу тебе «спасибо»..

Комплимент IV а

IV

По натуре я человек рациональный. Поэтому всякого рода сюрпризы меня скорее раздражали, чем удивляли. А ведь утро так хорошо начиналось. Был чудесный рассвет.
Вообще ни одно из тех представлений, на которые горазды люди, не может сравниться с тем, что дарит нам природа. Рано- рано. Дом еще спит. Открываю дверь и застываю на пороге. В воздухе разлит молочный туман. Такой густой, что руками можно ловить. Солнца еще не видно. Но первые лучи уже нашли лазейку в этом мареве. И туман начинает искриться. Словно огоньки забегали. Потом он медленно тает. Как на акварельном полотне вдруг прорисовываются еще неясные силуэты деревьев. Туман все ниже. Вишня в кипельно-белом наряде как невеста. Ноздри щекочет сладкий аромат вишневого цвета. Птицы щебечут свою песнь приветствия солнцу. Заголосил соседский петух.
«Проспал ты, братец. Сегодня я первая.» — отправляю ему мысленное послание. Потом схожу со ступенек и босиком по росной траве. Мой островок свободы среди этих клумб, кустов, деревьев и ухоженных грядок.
Сегодня уроки со второй смены. Поэтому спешка отменяется. Люблю возиться на кухне. Колдую над завтраком. Здорово иметь большую семью. Обожаю свой дом и его обитателей.
В запасе целых два свободных часа. Отправляюсь в зал. Там сейчас безлюдно. Можно поработать на груше. Потом сразу на работу.
Меня уже ждали. И кто думаете? А вот и не угадали. Фаина Алексеевна. Она как генералиссимус, стоя на крыльце школы, наблюдалa за полем сражений, что устроила детвора. Худощавая, высокая, с цепким, устрашающим взором. Её красная голова (помните про волосы в цвет рубина) как штандарт, возвышаясь над школьным двором, была видна издалека. Всегда такая величавая, надменная. Завидев меня, она вдруг как школьница сбежала со ступенек и рванулась навстречу. Чем привела меня в полнейшее изумление. Подобная прыть до сих пор была ей несвойственна.
— Надо поговорить.- было сказано с видом заговорщика времен царской деспотии.
И это вместо приветствия.
— И Вам доброго дня, Фаина Алексеевна..
Но она была так взволнована, что кажется не оценила моей дерзости.
— Пойдем ко мне в кабинет..
— Пойдемте..
Поплелась следом.
«И чего она хочет от меня на этот раз» — вертелось у меня в голове.
Между нами шла негласная война еще с первых дней моего появления в школе. Все её попытки заставить меня ходить строем с треском проваливались. Поскольку я была очень педантична в работе, то ни одна её уловка не срабатывала.
— Он опять приходил…
Таинственное выражение лица, несколько не соответствующее обстановке, начало уже вызывать обеспокоенность.
— Кто?
— Тот молодой человек из райотдела.. тебя спрашивал. Сказал, снова придет..
-Аааа.. Хм… — ответила многозначительно, пытаясь не расхохотаться.
Не знаю, чего он ей наговорил. Но наша железная леди была под впечатлением.
Её глаза вдруг мечтательно затуманились. И совершенно некстати она вдруг начала рассказывать какую-то романтическую историю из своей молодости. До начала уроков оставалось еще 20 минут, которые я собиралась потратить более продуктивно. Было неловко перебивать столь сердечную исповедь. Воспользовавшись паузой в повествовании, вставляю реплику.
— Как интересно.. я обязательно хочу услышать, чем все закончилось. Вы ведь расскажете мне потом, правда? А сейчас пойду за журналом. Скоро звонок прозвенит.
— Да, да.. конечно…
Погруженная в свои грёзы, она кажется даже не заметила моего ухода..
Удивлена? Пожалуй нет. Скорее восхищена его талантом очаровывать бедные женские сердца. Любая жаба в процессе недолгого общения с ним могла почувствовать себя царевной- лягушкой.
А что? Почему бы и нет. Он и Фаина Алексеевна. Прекрасная бы получилась пара. От этой дурацкой мысли стало веселее. И с легкой душой отправилась в класс.