Моим сыновьям

Наказ отцовский, сыновья, с желанием благим —
Не делать больно никому, особенно — родным.
Завидовать — пятно в душе, зачахнуть от тоски,
А если подлость на пути, спросите по-мужски.
Не мелочиться, но в большом сумейте быть собой,
Пусть сохнут женщины по нам, по удали мужской.
С судьбой игрушки ни к чему, она умерит прыть,
С решением спешит болван и с этим трудно жить.
Без дела знания пусты, как бесполезный хвост,
Им не прикроешь наготу и не построишь мост.
Хвалить без знания предмет, занятие глупца,
Ругать его, ещё глупей, остаться без лица.
Когда изящна чья то речь не верьте красоте,
В изящной речи, красота, правдивость в простоте.
Подальше будьте от толпы — там публика не та,
И Эздел — кодекс Ингуша подскажет вам всегда.
Надеюсь, что мои стихи не просто разговор,
Вы оба — главный оберег для ваших двух сестёр.
Не всё возможно передать, публично и в стихах,
Пусть вам на жизненном пути сопутствует Аллах.

Затуманилась стылая Осень…

Затуманилась стылая Осень,
Опадает, шуршит, играя.
И дорожки листвою заносит,
И былые пейзажи стирает.

За окном поспешает прохожий
И по лету тоскуют берёзы.
Проливают на день непогожий,
Небеса свои чистые слёзы.

А по вечнозелёным иголкам,
Элексиры бессмертия бродят.
И красавицу, скромную ёлку,
Оголённость берёз не заботит.

Перемены — сезонные птицы,
Возрождением дышит природа.
Сохраните дыханье традиций,
Напишите стихи не по моде.

Магас и Дади ков

Таргим — праправнук Иафета,
А сын Таргима был Кавкас.
Потомки Ноя — Дети света,
За жизнь боролись много раз.

Прошло, без года, сорок лет,
С тех пор как был сожжён Магас,
В свободе духа — солнца свет,
Не покорён ещё Кавказ.

Невдалеке воздвигнут снова,
На землях древних праотцов.
Не забывая про основы,
Назвали город Дади ков.

Но двинул сонм поганых орд
Менгу Тимур, на эту весть.
Числом, монгол смердящий горд,
Рабы не знали слово честь.

На семь туменов из степей,
Две тысячи сынов Кавкаса.
Спасли и женщин, и детей,
Укрывшихся в теснинах Ассы.

Народный дух не покорён,
И каждый раз, сбивая спесь.
За город свой, что был сожжён,
За кровь родных, вершилась месть.

С тех пор промчалось семь столетий,
Магас из пепла возрождён.
Свидетель многих лихолетий,
Как прежде с солцем обручён.

Двум славным тысячам героев,
Есть храм — Две тысячи Святых.
Пусть дверцу в прошлое откроет,
Во славу предков, этот стих.

На фото — въезд в город Магас —
в переводе Город солнца и
древняя столица Алании, сожжена
монголами 1239 году. Сегодня столица
Ингушетии — прямых потомков алан.
Ткобя Ерды — две тысячи сятых,
Храм в горной Ингушетии.
Кавкас — праотец нахских племён.
Менгу Тимур — сын Чингизхана.
Дади ков — Отчий дом,(Дадаков)
город из древней русской летописи,
сожжённый Менгу Тимуром 1278 году.
Асса река в горной Ингушетии.
И древних алан назвали Ассами.

Осенний облом

Кафе Почтмейстеръ, осень, вечер.
Зашли мы как-то на закате.
И фонари, как божьи свечи,
Уже горели на Арбате.

Я даже помню, что мы пили,
Стандартный кофе с коньяком.
И долго что-то говорили,
И каждый думал о своём.

Часы в минуты распадались,
Не на денёк, а навсегда.
Мы как чужие расставались,
С частицей жизни без труда.

Как будто пресно всё, без перца,
Мы вышли с ней, одевшись в ночь.
Но всё же защемило сердце,
Когда такси умчалось прочь.

Видать, я скуп на сантименты,
И добрых слов не досказал.
Что жизнь — одни эксперименты…
Пора попутчик, Ваш вокзал!

Ингушский полк — герои 1914 года

Ингушскому полку — Дикой дивизии,
посвящается.

Нам завещаны отцами,
Наши горные вершины.
Это солнце с небесами
И геройские былины.

Эздел наш не для показа,
Это кодекс с давних пор.
Ингуши и суть Кавказа
И душа кавказских гор.

Не бросаем мы собрата,
Горец дружбою богат.
Клятва воинская свята,
Мы не раз ходили в ад.

Немцы шли железной лавой,
Их задрал матерый волк.
И овеян вечной славой,
Боевой Ингушский полк.

Пуля смертными отлита,
Дьявол тешился не раз.
Удалых своих джигитов,
Не забыл седой Кавказ.

Отчизну горец не сдавал,
Вайнах по сути патриот.
Он за Россию воевал.
И трижды проклят тот, кто врёт!

Первая мировая война, началась 28 июля 1914 года. Обладатель Георгиевского штандарта, Российской империи, Ингушский полк — Дикой дивизии, получил приказ провести разведку в тылах австрийцев. И неожиданно нарвался, на знаменитую, Железную дивизию Кайзера. Три тысячи немецких штыков, с пулеметами и тяжёлой артиллерией,против,пятисот сабель кавказских горцев. Не дожидаясь приказа, самоуправно, ингуши бросились в атаку. Немецкий солдат, участник боя, впоследствии вспоминал: » На нас надвигалась конная орда. Внешний вид наступавших, был поистине страшен. Конники с дикой скоростью приближались к нашим окопам и у каждого на запястье вращалась шашка. Через полтора часа, гордость Кайзеровской армии перестала существовать».За время этой войны, в Дикой дивизии, четырежды сменился состав, из — за диких же потерь и каждый полк, Дикой дивизии был примером мужества, для всех, без исключения. Телеграмма царя Николая II, на эту беспрецедентную атаку: «…. горные орлы, братья….итд. Россия, вам не забудет этого подвига…итп…»! Царя не стало. В результате войны прекратили своё существование четыре империи: Российская, Австро — Венгерская, Османская и Германская. Страны — участницы потеряли убитыми, более 10 млн. солдат, около 12 млн. мирных жителей, около 55 млн были ранены.
И не смотря на заслуги ингушей и перед Советской властью, об этом писал сам Ленин, мой немногочисленный народ, по сговору, предательски, под прикрытием войны, был сослан, а все нажитое моим народом разграблено. Половина ингушей погибла во время ссылки от голода и холода. Ингуши — народ каторжанин, не по существу, а от лжи и мерзости таких правителей, как Коба — Сталин — Джугашвили, Лаврентий Берия — Почтальон, Кабулов — Бахчё, итд., которые с уголовным прошлым и кликухами, пробрались во власть. http://www.stihi.ru/2014/08/01/4235

Планета кривых зеркал

От ловкачей и кастовости беды,
Неписанный, невольничий закон.
Не с ними ли отцы и наши деды
И жизнь свою поставили на кон?

Ищи свищи разумные советы,
Где мерой служит лживая шкала.
Предания и все авторитеты,
Туманные, кривые зеркала.

Уже не раз всемирная нелепость
Из наглой лжи становится ничьей.
И было бы достойно строить крепость
Из правды, из добротных кирпичей.

На фото — Колин Пауэлл нагло лжёт,
тряся пробиркой в ООН и призывая к
вторжению в Ирак. Они убили больше
миллиона невинных людей.

Создавший нас далекий мир

Луна и ночь, и очень поздно,
Открыты взору чудеса.
По нам тоскующие звезды
И нет границ на небесах.

А в необъятности Вселенной,
Земная жизнь не навсегда.
И огонёк зовёт нетленный,
Через парсеки и года.

Душе спокойно, нет тревоги
От первозданной красоты.
Здесь не придуманные боги,
А необъятность высоты.

А он, чем дальше, тем желанней
И ждёт на планетарный пир.
Из звёзд великая туманность,
Создавший нас далекий мир.

Кто придумал не божьи законы?

За одёжкою скромной богатому снится зараза,
И зачем допускать, а потом воздавать по уму?
Если нет за душою у вас золотого запаса,
Уваженья не ждите без денег нужны вы кому?

А изломанных душ на планете у нас миллионы.
Богатеют на бедах народов ловкач и злодей.
Кто придумал на божьей планете, не божьи законы,
И куражится издревле душами добрых людей?

Почему «человекоподобный» имеет и смеет…..
Отчего не досуг до земных перекосов Творцу?
Только ветер весенний для всех одинаково веет,
Только солнце с небес не достать золотому тельцу.

Кто тебе виноват?

Понапрасну давать обещанья — обман без просвета.
Это вовсе не жизнь, а сплошная игра в пустоту.
Человека страшит человек, а совсем не планета.
Так кого очень часто хотят обойти за версту?

Не боюсь я предательства, мне это нудно и чуждо.
Не хочу, как чужой, подозреньем обидеть своих.
Отзовутся друзья и помогут, когда будет нужно,
И прохожими попросту нужно считать остальных.

Предсказать не могу, не имея таланта немногих…
И судить не хочу, ошибиться легко сгоряча.
Кто тебе виноват, если не было рядом подмоги,
Если жизнь обманула тебя, не подставив плеча?

Ночь в горах

Когда все запахи тревожат
И будоражит слух весна.
Там, где под елью волчье ложе,
Бродяге волку не до сна.

От перелива бликов лунных,
Родник, как золотистый шёлк.
Кузнечик на тончайших струнах,
Прострекотал и вдруг умолк.

Мышь притаилась и не дышит,
Шуршит по листьям чешуя…
Траву изгибами колышет,
По стеблям странствует змея.

Охотник филин сел на ель,
Во мраке светятся глазницы.
Не прожужжит мохнатый шмель,
Оса на пне не суетится.

Коснется листьев ветер блудный,
Охватит шелест горный лес.
Хранит на глади отблеск лунный,
Родник — бесценный дар небес!

На Фото — родовая земля Барахоевых,
Барахой лоам, Ингушетия, Россия.