Я слушаю…

Я слушаю, как мирно спит мой дом.
И только дождик капает о вечном,
Рифмуя тишины рассветной млечность
С норштейновским туманом за окном.
И августовской ночи благодать
Расходится, как дымка, незаметно…
Ещё одно ниспосланное лето
Течёт, чтоб постепенно прошлым стать.

В твоих снах…

и тоске нет причин.
Там бывают моря без границ,
тёплый дом из уютных речей…
Отпустив тараканов в бега,
ты в бессонной ночи
будешь думать о том,
что ты сделал не так и когда…

Мы были…

Мы были  крылаты, а, может, нам это лишь снилось?
Мы были свободны, а, может, нам только казалось?
И что же теперь? Всё смешалось, сломалось, разбилось!
Мир так изменился … и что нашим детям досталось?
И даже не знаю, зачем говорить мне об этом…
Мне просто давно не хватает правдивых ответов…

Ну что ж творишь ты…

Ну что ж творишь ты...
Ну что ж творишь ты, человече,
Застряв над пропастью во лжи.
Твой  путь пустотами отмечен,
Твой мир-всего лишь миражи.
Ты разучился быть в ответе
Твой враг не враг, твой друг не друг,
Плетёшь заманчивые сети,
Как притаившийся паук.
Какая, в сущности, нелепость –
Страстями бренными мутнеть –
На злобе не построишь крепость,
когда настанет день прозреть.
Молись и кайся, человече,
Обратный счёт жесток и прост.
Молись, пока хранит невечность
К твоим следам незримый мост…

Ирисы

Ирисы

***

Тянут тонкие шеи лиловые  ирисы,

Словно впрок  надышаться весною спешат…

Эфемерная жизнь суетлива, задириста,

Неспокойна, но всё-таки так хороша!

Вечность…

В полудреме предзимнем всё тише

Отпылали костры на холсте,

И холодными  пальцами пишет

Осень «вечность» на стылом листе… 

Моей Даночке

Пусть будет жизнь твоя так хороша,

И тонкий слух ничем не перегружен,

Чтоб  ввысь стремилась звонкая душа,

Не знающая страха перед стужей.

Лелей любви и веры в сердце лучик

И будь собою, не играй ролей,

Когда захочешь выглядеть получше

В глазах смотрящих на тебя людей.

Однажды, может, спросишь, предстоит

мне доброй быть и в то же время сильной?

Отвечу: доброту в себе храни!

Моя малышка, в доброте есть сила!

Твой первый шаг, мой ангел, первый смех,

Твои слова и первые тетради,

Обрывки строк и тихий плач во тьме

Плету в свои серебряные пряди

Когда взгрустнётсятихо позови,

И я приду, как в детстве приходила.

И помни, что у бабиной любви

Есть тайная целительная сила.

Теперь иди, неси своё чело,

Прямую спину и тугие плечи.

Да будет на душе всегда легко!

Храни тебя Господь, мой человечек!

12.07.2021.

И снова апрель…

И снова апрель и пронзительно синее небо,

И солнце дробится на мелкие пыльные блики.

Тоску оттого, что твой день истончается в небыль

Врачуют шальные счастливые детские крики.

Летят над планетой хрустальные искорки смеха.

Беспечная радость в душе обновления множит.

И с ветром весенним куражится нежное эхо…

И больше тебя ничего не гнет, не тревожит.

А только желанье подняться над глупой рутиной,

Над долгой заботой о точности каждого шага,

И жизнь ощутить в проявленьи живом и глубинном,

Да так, что от счастья заплачут перо и бумага.

Спасибо

Спасибо, Милосердный, за дыханье,

За свет в окне, которым я живу,

За то, что не всегда мои желания

Ты исполнял во сне и наяву.

Спасибо, Покровитель, за единство

Разлук и встреч, смиренья и тоски,

Целительную радость материнства

И внуков, бесконечно дорогих.

Спасибо за родных, друзей и близких,

За свежесть после яростной грозы,

За испытаний безымянных списки,

За искренность молитвенной  слезы.

Спасибо за руду самопознанья,

За то, что не во всём заложен прок,

За то, что научил иносказанью,

Закладывая смыслы между строк.

Хвала Тебе, Господь, за эфемерность

Земных богатств, сомнительных  рутин,

За то, что даровал святую верность

Пути прямому — Твоему пути!

о главном

…и вирус канет, ведь ничто не вечно, 

вон уползает високосный год,

и скоро вновь из облаков овечьих

 дождём апрель омоет от  невзгод…

Всё принимаю, что даётся свыше,

не жалуюсь о том, что не пишу,

но слог чужой порой цепляет  душу,

и этим чувством до утра дышу…

Хвала Творцу за всё, что нас меняет,

за то, что есть и звук и тишина,

что детских рук доверчивость земная

порой сильнее жизни нам нужна.

Как  полнится душа неизречимым,

как до смешного сбивчив нужный слог,

когда пою о главном, о любимом,

укладывая   смыслы между строк…