ЧЕТВЕРОСТИШИЯ

* * *
Горят дрова, под пламенем, в дыму,
И ни зимы, ни стужи будто нету.
Как трудно быть веселым самому,
Но как легко от этого соседу.

* * *

Как мне нужна была твоя любовь,
Я убедился, лишь познав измену.
Так только с наступленьем холодов
Тепла июля познаем мы цену.

* * *

Хотя порою в сутолоке дней
Мы тянемся к победам легким, все же,
Для нас вершина та всегда ценней,
К которой путь был круче и длинней.

* * *

— Отчего человек, ты вино пригубил?
— Радость, друг, у меня. Вот и пью оттого.
— Ну а ты отчего безнадежно запил?
— Было горе со мной, я не вынес его.

* * *

Порою склонна жизнь нам сад напоминать,
Где неумело мы плоды срываем.
Мы часто тщимся недоступный плод сорвать,
А тот, что нам доступен, отвергаем.

* * *

Люблю Отчизну более всего,
Желаю процветанья ей и славы.
Но вот не понимаю, отчего
Ее с людьми чудовищны забавы.

* * *

И книги тоже разными бывают.
И в жизни роль по-разному играют.
Одни сердца веками греют людям,
Другие—только печку нагревают.

* * *

Общаться с дураком грешно, наверняка.
Но все же в том, мой друг, беда невелика.
Куда опаснее для сердца и ума
Хоть день работать под началом дурака.

* * *

Я знаю друзей, что водой не разлить,
И радость, и горе готовы делить.
Но деньги и власть между ними встают,
Как дружбы былой разрывается нить.

* * *

Чины, награды, званья, ордена….
Увы, им нынче высока цена.
Но лишь лишится чина человек,
И нам тогда цена ему видна.

* * *

С надеждой радужной я в этот мир пришел,
Но радостей не много за столько лет нашел.
Не появляться в мире ни прежде, ни теперь,
Сегодня наименьшим мне кажется из зол.

* * *

Работай день и ночь, не зная сна,
Трудам твоим в итоге грош цена.
И можно утверждать, что ты еще не жил,
Коль не любил ни женщин, ни вина.

* * *

И комплименты, и признанья,
Как это часто девам льстит.
Кто избалована вниманьем,
Обычно замуж не спешит.

* * *

Говорят, что с повышеньем в чине,
Человек меняется личиной…
Нет. Скорей, чтоб проявился он,
Просто раньше не было причины.

Спор зверей

Басня.

Затеяли лесные звери спор:
Чей род
С каких ведется пор
И много ль в мире их живет?
Быстрее всех вскочила обезьяна:
«Мои седые предки
В такие забиралися лианы,
И ныне зверя след там редкий!»
Хвостом вильнув, лиса заговорила:
«К чему слова? От нас произошли
Все племена древнейшие земли!»
«А ты забыла?-
Ей старый возразил шакал.-
О вас еще никто не знал,
Когда мой пращур, смело воя,
Леса дремучие освоил…
И вон нас сколько развелось!»
Тут источая зависть, злость,
От возбуждения весь горя,
Барсенок юный подскочил:
«Наш род повсюду лучшим слыл,
И в услужении у льва-царя
Наград всех больше заслужил…»
Угрюмо в круг войдя, медведь
Взрычал: «При мне не сметь
Считать превыше чей-то род!
Тайгу и тропики, и вечный лед
Всегда под нашей властью были».
Свистели те, другие выли,
В упреках утоляя жажду
И каждый
Был славой предков упоен.
И лишь змея уснувшая проснулась,
Слегка их спору улыбнулась
И снова погрузилась в сон…
Так долго спорили, рядили
Лесные звери, в раж войдя,
И разом все залебезили
Увидев льва-вождя…

Мораль здесь вряд ли кто найдет,
Но в жизни часто так бывает:
Кичится прошлым только тот,
Кто сам ничто не представляет.

Сыну Чингизхану

Ты еще не ведаешь, не знаешь,
Что явился в беспокойный мир.
Беззаботно бегаешь, играешь,
Будто жизнь – веселие и пир.

В яркие и розовые краски
Жизнь твоя окрашена пока,
И порой от доброты и ласки
Устаешь людской, наверняка.

Все такие близкие, родные
И желают счастья и добра,
И твои проделки озорные
Принимают чаще на «ура!»

Сам еще того не сознавая,
Хочешь взрослым поскорее стать,
Чтоб свобода полная, шальная
Помогла по жизни зашагать.

Плачешь от разорванных игрушек,
И на помощь без конца зовешь,
И не знаешь, что под грохот пушек,
Миром правит лицемерье, ложь.

Что игрушки? Родина святая
По частям разорвана давно.
По земле отеческой шагая,
Быть тебе свободным не дано.

И удача вряд ли улыбнется,
Край не станет райским уголком,
Хоть не все на свете продается,
Только грязи больше с каждым днем.

Выйдешь на широкую дорогу,
И тогда ты убедишься сам:
Даже те, кто кланяются Богу,
Больше поклоняются деньгам.

Отказаться от благих желаний
Жизнь тебя заставит, доведет,
Столько испытаний и страданий
Родина тебе преподнесет.

И пускай бушует непогода
Рукотворной смерчи над страной,
Будь полезным для семьи, народа,
Оставайся с чистою душой.

В океане злобы и наживы
Есть и благородства острова,
Светлых душ всегда цени порывы,
Добрые дела или слова!

Поднимись над суетой мирскою,
Этот мир, как есть, воспринимай,
Не локтями, а умом, душою,
Ты дорогу жизни пробивай!

Я тело и сердце покоем не холил…

Я тело и сердце покоем не холил,
И плыть по течению рек не умел.
Но разум в напрасном стремлении к воле,
Как я ни старался, почти охладел.

И так я живу или прожил, не знаю,
И прежней мечтою глаза не горят.
Порою о воле безмерной мечтаю,
Порою бываю свободе не рад…

Вредные советы самому себе.

Не верь, не бойся, не проси,
Не критикуй, не осуждай,
И боль души в себе гаси.
Пусть даже бьется через край.

Коль хочешь друга сохранить,
Хвали его в глаза и за,
Когда порвется дружбы нить.
Без узелка связать нельзя.

Начальство, родич или друг, —
Хвали их с пеною у рта,
Сойдет любая подлость с рук
И покорится высота.

Порок, предательство, обман.
Как данность ты воспринимай,
И накопительства туман,
Как смысл жизни, воспевай!

Не будь солистом, хором пой.
В толпе безликой растворись,
И в волчьей стае волком вой
В подобострастьи изойдись!

Откинь и принципы, и честь,
Коль пользы не несут с собой,
Сумей в любое дело влезть,
Живи пустою суетой!

Шагай по судьбам, головам,
И боли родины забудь,
Самовлюбленности бальзам
Пускай тебе согреют грудь.

Советов уйма, их принять,
Быть может, поздно иль нельзя,
Стараюсь их не соблюдать,
На грани видимой скользя!

Бесланский мальчик

«Возьмите пять рублей, и отпустите маму!»
Взывает мальчуган с горящими глазами.

Наивный мальчуган с наивными деньгами,
Ну кто поймет тебя и пожалеет маму?

Ни эти палачи, ни кто стоит за ними,
Прикрывшись лицемерно порывами благими.

Твои мольбы не слышат, они давно глухие,
Наживы и страстей поклонники стихии.

Они потом награды получат горделиво
И головы склонят печально и учтиво,

Воздвигнут обелиски, деньгами закидают,
Но жизнь как сохранить другим, они не знают.

Прости их, мальчуган, не жди от них спасенья,
Они бойцы другого, безликого сраженья.

И жертвовать готовы другими, не собою,
За деньги и чины всегда готовы к бою.

А твой спортивный зал вместил всю боль Отчизны,
Где нету ничего дешевле нашей жизни.

О милый мальчуган, построй страну другую,
Где жизнью человека веками не торгуют.

Быть может, ты над временем поднимешься суровым,
И с поколеньем чистым и с поколеньем новым,

Вражду племен забудешь и с теми встанешь рядом,
Кто в будущее смотрит добро творящим взглядом.

Кто были до тебя недавно в этом зале,
И также к милосердью с надеждою взывали.

Почему то мне приснились горы…

Почему то мне приснились горы,
Я ведь очень редко в них бывал.
Мне привычней и милей просторы,
Где науку жизни постигал.

Видел фараонов пирамиды
И соборов итальянских взлет,
Только башни родовой не видел,
Может быть, она меня зовет?

Видно, горы снились не случайно,
В них истоки жизни, колыбель.
Чтоб Вселенной постигая тайны,
Не забыл тепло родных земель.

Никому не пой осанны…

Никому не пой осанны,
Ни ушедшим, ни живым,
Ореол пускай желанный
Светит светочем над ним.

И хваля порою смело,
Переборы загаси,
Но за щедрость иль за дело
До небес не возноси!

Все мы смертны, все мы люди,
Кто-то праведник, кто –нет,
Время пусть само рассудит,
Даст сомнениям ответ.

Кто сегодня был героем,
Завтра выглядит другим,
Нынче славим, завтра кроем,
И сбиваем дерзко нимб!

До небес земных кумиров
Не взноси, собой стеля,
Там Всевышний правит миром,
Небо – это не земля!

Уехать бы подальше…

Уехать бы подальше
От бесконечной фальши

Родного государства,
Туда, где правды царство

Почаще правит балом,
Чтоб не ходить с забралом,

От скверны защищаясь.
Здесь выглядят как шалость

И ложь, и лицемерье.
И нет давно доверья

Вождям и обещаньям.
Здесь духа обнищанье

Достигло апогея,
И нет напасти злее.

Но некуда деваться.
Удел один: остаться

В отеческих пределах.
В идеях пустотелых

Отдушины заветной
Найти стараясь тщетно.

Вся жизнь борьба…

Вся жизнь — театр, и люди ней актеры.
Шекспир В.

Вся жизнь борьба, и люди в ней бойцы,
Воюют все и всюду постоянно.
Что женщины, что старцы, что юнцы,
Друг другу нанося вслепую раны.

За тряпки бьются, за еду и кров,
За место, чтоб под солнцем им досталось,
За блеск слепящих званий и чинов,
Превозмогая боль или усталость.

Воюют даже в мирной стороне,
Как будто отражают вражьи орды,
Друг с другом бьются, не скупясь в цене,
За кубки и спортивные рекорды.

А как за деньги бьются и посты,
Легко переступив через святое,
За низменные планы и мечты,
Забыв обычай предков и устои.

Воюют все, друг с другом и с собой,
И нет, чтоб жить и радоваться жизни.
И равнодушных втягивают в бой,
Под взглядом ненасытной укоризны.

О сколько душ погублено людских,
В войне без бомб, без мин или гранат.
И, несомненно, будет больше их,
Чем павших на полях войны солдат.

Всегда воюя, все вокруг крушим,
И, хоть нас давит жизни колесница,
Мы с гордостью, как прежде, говорим:
«И вечный бой! Покой нам только снится!»