В тот холодный февраль…

В тот холодный февраль бушевала война,
Гнали в логово бешеных немцев…
Ингушей и чеченцев ссылала страна,
Дав название «переселенцы».
Гулким эхом в горах раздавался вопрос:
По какому, какому же праву?!..
А в ответ только ветер позёмку им нёс
Да скотина брела за составом…
В Казахстане их встретит угрюмый конвой,
«Людоедов», «изменников» этих.
И под окрики всех поведут на постой…
А изменники – женщины, дети,
Да ещё старики, те, что вынесли путь,
Не замерзнув в тяжелой дороге…
Сколько горя ещё довелось им хлебнуть,
Обивая чужие пороги!
Только горные реки и камни хранят
Боль тринадцатилетней разлуки,
И в священной молитве, как птицы, парят
К небесам вознесённые руки…

Картина художника Х.А Имагожева «Изгнание»

Фотография солдата

(Посвящается моему дяде , Амерханову Татархану  Элбердовичу,
добровольцем  ушедшему на фронт в 19 лет, геройски погибшему
в 1944 году в обороне Ленинграда)

 

Листая старый бабушкин альбом,
Смотрю на фотографию солдата.
В пилотке бравой и высоким лбом,
Солдат  сжимает дуло автомата.

И как-то  странно дядей называть
Юнца с улыбкой и задорным  взглядом…
Но  радость жизни не успев познать,
Погиб геройски он под  Ленинградом.

Осталось пожелтевшее письмо
И эта фотография на память,
Что аккуратно обернув тесьмой,
Хранила Нана даже в Казахстане*.

В руках держу страницы о былом,
Реликвию семи десятилетий…
Письмо… печаль… и бабушкин альбом…
Да тот солдат с улыбкой на портрете.

 

*В то время, когда чеченцы и ингуши доблестно воевали в составе Красной армии
(4300 чеченцев и ингушей погибли на фронте), 23 февраля в 1944 году чеченский и ингушский народы были в 24 часа депортированы в Среднюю Азию и Казахстан. В дороге и за 13 лет ссылки погибло около 50 процентов от численного состава ингушей и чеченцев.

Город в зловещих руинах…

Город в зловещих руинах…
Смутной эпохи витрина…
Бомбы здесь градами падали,
Цели играли с неправдами,
Речи сверкали тирадами,
Каин гордился наградами…
Злобою разумы травлены…
Руки по локоть кровавлены…

Город в зловещих руинах…
Смутной эпохи витрина…

Смутное время

Смутное время в зверином оскале…
Голос Кассандры пророчит беду.
Ненависть, злоба в безумном накале
В стаю сбиваются словно в бреду…
В мире цинизма, греха и обмана
В огненном танце беснуется ложь…
Голая Правда сокрыта в тумане…
Нынче не ставят её даже в грош.
Боже Всевышний! Неужто настали
Дни, что Посланник нам Твой предрекал…
Толпы заблудших пойдут за Даджалом…
Выстоит тот, кто к Тебе призывал!

Родина

Родина…Какие бы просторы
Не манили вдаль в краю чужом,
Синевой окутанные горы
Мне дороже на земле отцов.

Здесь с орлами в небо я взмываю,
С водопадом горным вниз лечу,
И росой холодной умываюсь,
Чтобы было всё мне по плечу.

Родина. Крутых оврагов склоны,
Облаков гряда, что вниз глядит.
Башен строгих, в небо устремлённых,
Я люблю величественный вид.

Родина, горды твои вершины,
Ни пред кем  колен не преклонишь.
Не измерить никаким аршином
Мудрость, что веками ты хранишь.

Родина, люблю тебя до боли
И молю Всевышнего о том,
Чтобы ты не знала больше горя
И могла дарить своё тепло.

Лермонтову

«Прощай, немытая Россия».
Дуэль. Машук. И вот финал…
Молчат мундиры голубые,
От чьих оков поэт бежал.

В горах воспетого Кавказа
Нашёл последний свой приют.
Скорбит здесь небо в час заката,
И птицы песен не поют.

Мятежный ангел или демон,
Он был один в толпе людской.
Его душа стремилась в небо,
Как будто в небе есть покой.

Да, он не Байрон, он другой,
Певец задумчивый и милый.
Он гений с пламенной душой,
Чья лира время победила.

Ты учитель

Ты учитель, значит, ты творец,
Ты король, артист и ювелир,
Детских душ ваятель и кузнец,
И тебе подвластен целый мир.

Ты учитель, значит, ты мудрец,
Ты даруешь знаний добрый свет.
Миллион распахнутых сердец
На свои вопросы ждут ответа.

Ты учитель, значит, Че-ло-век!
И тебя надёжней в мире нет.
Те мосты, что строишь ты навек,
Пусть живут и служат много лет!

Боже! Как хочется жить!

И кадр за кадром сменяются
Кровавые сцены войны…
История вновь повторяется,
Но время не учит, увы!

Не ведают горе-политики,
Что счастье мечом не добыть,
Что всё бумерангом откликнется,
Что слезы детей не забыть.

А в городе, страхом объятом,
Где смерть со слезами кружит,
Девчонка с кричащим плакатом:
«Боже, как хочется жить!»

Всевышний! Воздай виноватым!
Не дай матерям хоронить
Девчонок с кричащим плакатом:
«Боже! Как хочется жить!»

Напутствие сыну-выпускнику

Вот ты стоишь на перекрестке,
На перепутье всех дорог.
И ветер трепетный и жёсткий
Ерошит волосы, сынок.
Вступая в мир противоречий,
Запомни истину навек:
Закон добра и чести вечен-
Альтернативы просто нет.
Бояться сильного — не смей,
Унизить слабого — не пробуй,
Не извивайся будто змей-
Будь честен — перепрыгнешь пропасть!

Май 2004