бессердечна…

Ты спрашиваешь, где сердце?…Прости…
Оно еженощно мешало мне спать, ныло внутри…
У него была ободранная кожура, как у мандарина…
из него торчали иглы памяти,
и любое движение отдавало нестерпимой болью…
Я выла, стонала, металась…в конце концов
завернула его в кухонное полотенце,
открыла окно и… вытряхнула в небо…
А там луна подхватила его в ладошки,
подышала на него, оттёрла рукавом,
и оно задышало и …вспыхнуло звездочкой…
С тех самых пор умерло во мне всё, что мешало спать:
умерла боль…мысли…метания…
умер во мне поэт…
и я теперь бес-сер-деч-на…
и я теперь бес-сло-вес-на…
…и только этот мерцающий свет в небе …
какой-то холодный и печальный …
но достающий в любой тьме,
не даёт покоя…
трепещет внутри…

В объятиях памяти

Напудренный и надушенный день клонится ко сну …
Мягко и степенно ступает ночь, чуть слышно звеня ожерельями из звезд.
Я наблюдаю за тем, как медленно из шума рождается тишина.
И как обычно в такие минуты, тихо подкравшись за спиной, меня обнимает память.
Ах, эта назойливая память… Хочется отмахнуться, сказать: «Отстань. Уйди. Я утомлёна тобой.»
Но что-то с моим голосом, я сама себя не слышу, а память уже уводит меня по своим заветным закоулкам.

Город первой любви

Город, залитый ярким солнцем … Светлый, добрый, родной…
Счастливая пора студенчества. Это было особое студенчество. Театр, книги, кино, музыка, поэзия, — всё познавалось не столько в студенческих аудиториях, сколько в узких компаниях, где часто делились впечатлениями от прочитанной самиздатовской литературы и магнитофонными кассетами с новыми записями песен Высоцкого.
Вот веселая, шумная стайка студентов, которая, расположившись на скамейках в скверике перед университетом, слушает авторские песни нашего поэта, голубоглазого Асланбека. Он виртуозно играл на гитаре, сочинял музыку на свои стихи. В него невозможно было не влюбиться.
Каждая из девчонок втайне мечтала, чтобы он посвятил хоть одно стихотворение именно ей. Каково же было моё удивление, перемешанное с растерянностью и смущением, когда на последнем курсе он передал мне своё стихотворное признание:

Я звёзды соберу тебе в букет,
И радугой раскроюсь над тобой,
В глазах твоих найти бы мне ответ:
Готова ль небо разделить со мной?…

Я так и не решилась дать ответ, хотя сердце за железной решёткой груди билось неистово…
Я была уже замужем, когда в первую же чеченскую кампанию пришло страшное известие о смерти Асланбека… известие, которое нестерпимой болью отозвалось в моей душе…
Хрупкую «перегородку» между жизнью и смертью мы вдруг замечаем, когда кто-то из близких оказывается по ту сторону этой «перегородки», не успев поговорить о чем-то самом главном.
В тот день я поняла, что мне дано было соприкоснуться с чем-то неординарным, необыденным, чем-то величественным, о чём вряд ли расскажешь словами, сколько их не наворачивай. И только память … и… этот пожелтевший листочек блокнота, на котором аккуратным почерком выведены поэтические строки, несут необыкновенно светлую нить из прошлого в настоящее.
В одном из стихотворений Асланбек писал, что любовь, ниспосланную небом, надо искать в небе … Не потому ли нас так манит это небо, как вечный магнит…
Говорят, воспоминание о пережитом счастье — уже не счастье, воспоминание о пережитой боли — это все еще боль.

Война…

Следующие картины, которые демонстрирует услужливая память, словно написаны художником-сюрреалистом в черно-алых тонах…
Сплошные руины домов, темно-серое небо, день, превратившийся в ночь… тёмные подвальные норы, в которых ютятся женщины, старики, плачущие дети…кровь … и запах…этот жуткий запах войны, который ни с чем другим не перепутаешь… запах гари и смерти…
А затем картина сменяется больничной палатой… где до боли родной человек, которого собирали буквально по кусочкам, лежит перед тобой недвижим, весь в трубках и бинтах… …
Пожилой доктор после очередной операции сказал: «Теперь, девочка, все в руках Всевышнего, надо набраться терпения и ждать»…
Ждала и молилась … молилась и ждала … вымолила…
Восемь месяцев ожидания сменились радостью первых самостоятельных шагов… затем годы реабилитации…
Науку «искусства маленьких шагов» осваивали мы вместе, в прямом и переносном смысле…

Моя малышка

То ли сон…то ли явь…
На розовом облаке, убрав за ушко непослушный локон, сидит малышка и кормит с ладошки диковинных птиц. Она, то улыбаясь, то серьёзно надувая губки, о чем-то тихо шепчется с ними.
И какой-то свет… нездешний свет … струится сквозь прозрачные стены.
Моя малышка…моя девочка…
Сколько раз я представляла себе, как буду читать тебе на ночь сказки, петь колыбельные, заплетать косы…
Как хочется погладить твои шелковые локоны … но каждый раз, когда я пытаюсь это сделать, ты исчезаешь…
Сейчас ты за хрупкой перегородкой… там, где мы обязательно будем вместе, и я крепко-крепко обниму тебя, и никуда не отпущу…

Память … ты вечно рядом — тенью, строкой, осколком бытия…
Ты — свет мой, и ты же — боль моя…
Лишь ты способна научить смирению на самом ветреном краю моей души, на зябком побережье неба…
Память, ты не отпускаешь меня и заставляешь быть сильнее, чем я этого хочу…

А что впереди…мы думаем, что впереди у нас бесконечное число дней. Но что, если это не так? И что, если сегодня мы впустую проведем этот день, а завтра памяти может и не быть…

© Copyright: Айна Азиева, 2015
Свидетельство о публикации №115072507566

Кастинг

Предпраздничная суета. Ремонт, бесконечные походы на рынок, в магазины… продукты, продукты, ещё продукты, много продуктов … Когда смотришь, как опустошаются прилавки магазинов и рынков, возникает резонный вопрос: а есть ли жизнь после Мархаж?)
И вот наконец первый день долгожданного праздника.
Утро начинается с поздравления соседей и родственников… ну а потом… дело молодое… самые лучшие в мире джигиты, красавцы, одетые один круче другого: гордая походка, в руках ключи от недавно приобретенного к празднику автомобиля, в карманах списки адресов девушек-красавиц, а в сердцах надежда на то, что этот «кастинг»,наконец-то завершится выбором той самой принцессы, что будет жить с ним в богатстве и бедности)
…Подъезжают, немного нервничают, но не подают вида, минуты ожидания, и вот она.. ..выходит, вся такая взволнованная, на высоких каблуках, широкая улыбка и нежный румянец, который искусно скрывает следы усталости от предпраздничных бессонных ночей, ухоженные волосы, наряд от кутюр, ну прямо как на вручении премии Оскар)
«Краснеет, хороший признак», — отметили про себя) да … наконец и поздравления: «Марх къоабал хилда ….» ..и она, нервно потирая руки или почесывая бровь, произносит в ответ: «Шуна а хилда…»
-Хьам ди, моги? Д1ачу долх вай…
Стол, который поглотил весь годовой бюджет семьи, и она … несколько минут тишины… и тамада начинает знакомить девушку с друзьями)
…посидели, поели, попили, пошутили, посмеялись, понравились, познакомились… а, уходя, платки, носки, а если повезёт, и номер телефона.
Три дня празднуем окончание месяца Рамадан… но как же грустны мысли о том, что до следующей надежды встретить того самого  единственного, ждать ещё целый год!)

Весеннее утро

Утро … Иногда оно мне напоминает ребёнка, который медленными шажками подкрадывается к окну, чтобы попасть в дом, пытается дотянуться до глаз, которые трепетно хранят последние крохи сладкого сна, заглянуть в полуоткрытый рот, и от невозможности разбудить обиженно бредёт дальше по всему дому, наполняя его свежим утренним дыханием. И наконец, слизнув остатки ночи, утро вдребезги разбивает тишину задорными трелями птиц за окном и заливистым петушиным приветствием.
Озорной лучик гладит кружевные занавески на окне и, спрыгнув на подоконник, щелкает меня по носу.
Я подхожу к окну, выходящему в сад, а там во всей красе шумит весна. Апельсиновое солнце уже разбросало рыжие смеющиеся лучики по верхушкам деревьев, по шёлковой малахитовой травке, которая в ответ кокетливо поблёскивает каплями росы. Вдали на горизонте виднеются белоснежные контуры гор на фоне ослепительной голубизны неба.
Какое прекрасное утро! Это ли не повод для счастья?!
Я открываю створку окна, и молодой ветер-повеса нахально врывается в комнату и, взъерошив мои волосы, бодрящим сквозняком удаляется в дверь.
Чувствую нежное прикосновение утра за плечи, и мы вместе спускаемся в сад. В нос бьёт пьянящий коктейль апрельских запахов цветущего абрикоса и черешни.
Ах, этот тончайший, ни с чем не сравнимый медовый запах весны, такой волнующий и бодрящий, извещающий о новом витке жизни!
Нахлынули давно забытые из детства чувства радости…может быть, это были предощущения встречи с необъятностью этого мира…Сколько вёсен пролетело, промелькнуло, проскакало с тех пор через мою жизнь…Много ли их осталось в душе? Как-то все бегом да в суете, стараясь успеть сделать, казалось бы, очень важные дела, промчалась молодость. И теперь на эту весну смотришь, как на неожиданно повзрослевшего ребёнка.
Откуда-то выполз кот, которого не было дома два дня, и стал лениво умываться своими бархатными лапками под утренними лучами солнца.
Медленно, боясь сбить серебристые капли росы с юной травы, ступаю по дорожке, вокруг которой выстроились в ряд мои златокудрые нарциссы. Чуть заметно кивая яркими головками цвета солнца, они хранят самовлюблённую истому.
А сколько одуванчиков в траве! Они словно золотое солнышко детства… простые и милые…. Вокруг них деловито хлопочут трудяги — пчёлы.
Вдоль забора, в тени, раскинулись душистые ландыши, в смущении свесив свои только раскрывающиеся белые головки-колокольчики. Небольшие и скромные, с удивительным неповторимым ароматом, они привлекает к себе, трогают сердце больше, чем самые пышные и яркие цветы в саду.
Птичий щебет постепенно наполняет всё вокруг, начинаясь с отдельных нот и разрастаясь до настоящего концерта. Здесь царит какой-то любовно-певческий синдром. Всё рвётся к жизни, к любви! Ты понимаешь, что твоя душа тоже постепенно расцветает бутоном и открывает дверца этой неуёмной радости. А самое главное, ты понимаешь, что эта удивительная красота свидетельствует о Творце, Который, будучи безграничным в силе, великим в благости, милости и любви, — сотворил эту землю и наполнил ее жизнью и радостью.
Под впечатлением жизнеутверждающей красоты весеннего утра я быстро возвращаюсь в дом, чтобы поделиться увиденным со своим одноглазым умным другом, компьютером. Устроившись у монитора, спешу набрать первые слова…и тут… снова ощущаю нежное прикосновение… Это уже мой дорогой муж в ожидании привычного завтрака шепчет мне:
— Да брось ты это…идём завтракать

Фото автора

Особый случай

 Долго я не решалась заглянуть в мамин сундучок. Наконец мы с сестрой открыли любимый нами с детства старый  сундук с коваными железными полосками. Он достался маме от нашей бабушки. Когда я была маленькой девочкой, любимым моим занятием было забираться в сундук, в котором хранилась красивая праздничная одежда. Самыми нарядными в нём были кофточка с множеством пуговиц и тёмно-зелёная в мелкий цветочек шаль. Я часами могла вертеться возле зеркала, накинув  на плечи эту шаль. А когда у мамы появились внуки, словно из волшебного ларца, она доставала какие-то необыкновенные конфеты или игрушки, которыми припасалась для каждого из них…
Я подняла крышку сундука, среди прочих аккуратно сложенных вещей увидела знакомый до боли свёрток. Развернула его … не ошиблась… это тот самый фирменный пакет с моим последним подарком, привезенным из Москвы  для мамы … две сорочки, белая и розовая,  и флакон французских духов. Помню, как мама радовалась этому подарку … словно ребёнок новой игрушке. Я просила её носить эти рубашки каждый день, а не убирать в сундук для «особого случая», как любила говорить мама.
Но особый случай так и не наступил… мамы не стало… не стало как-то вдруг… Она не лежала, не болела, не мучилась, а ушла тихо, как жила, никого не обременяя заботой о себе…
В каком бы возрасте  не настигала эта страшная весть,  тебя охватывает какое-то вселенское сиротство, из которого не могут вытащить ни твои близкие родственники, ни друзья.
А жизнь твоя отчётливо делится на «до» и «после».
Слова «особый случай» изменили моё сознание кардинально. Я вдруг поняла, что особый случай – это завтра, которое никогда не наступает.  То, что приходит, приходит всегда сегодня, а мы продолжаем жертвовать сегодня ради завтра, которого нигде нет. Так и живём, откладывая на несуществующее завтра или «особый случай»  то, что можем сделать сейчас.
Ко мне пришло понимание того, что самая важная минута в моей жизни – здесь и сейчас. Эта минута уйдёт и больше никогда не вернётся. Самые важные слова – это слова, которые я произношу в данную минуту, не откладывая до особого случая.
Я стала проводить больше времени на природе, в кругу семьи, с друзьями, меньше на работе.
Я поняла, что жизнь – особый дар Всевышнего, это собрание опыта, которое стоит ценить…
Я больше ничего не сохраняю для особого случая, стараюсь говорить своим близким, как я их люблю, и в ответ слышу и чувствую то же самое. Я пользуюсь своей любимой посудой каждый день, а не по праздникам. Надеваю любимые наряды и использую любимые духи, не откладывая для особого случая. Я говорю себе, что каждый день, каждый час и каждая минута – что-то особенное и неповторимое…
И я не устаю благодарить Всевышнего за всё, что он мне даёт здесь и сейчас…

Февраль

Я иду по заснеженной февралём улице…
«Февраль. Достать чернил и плакать» …  Но плакать вовсе не хочется…
Неожиданно спохватившаяся Зима будто пытается убедить Весну: «Ещё совсем не твоя пора! Я ещё здесь хозяин!» Старательно укутывает белым покрывалом дороги, деревья, прячет терпеливые  горы  в седом тумане…
Я иду сквозь снег, хрустя льдом на подмёрзших лужах-зеркалах.
Я чувствую, что мне становится радостно и тепло.
Радостно оттого, что это последнее усилие Зимы удержаться тут, что каждый камешек на дороге знает о скорой Весне и плачет растаявшими снежинками от счастья, о ней же молчат суровые горы и шелестят даже мимолётные снежинки…
Радостно оттого, что так же, как и неизбежная  Весна, в нашу жизнь однажды приходит Прекрасное…
Путь его лежит через мрак и свет, через смех и слёзы, а иногда даже через чёрный ход…
Путь этот отменяет статичность, ломает привычные траектории, условности,  и обязательно дарит новые крылья … , чтобы,  долетев  до той самой  звёзды, ты смог  услышать нежную мелодию Творца…
Просто стоит верить … Ведь вера предшествует чуду…

Сердце

Притча

Как-то летним утром вышло сердце погулять. Оно было очень красивое, нежное, трепетное, а, главное, очень чистое. Солнышко широкой розовощекой улыбкой встречало сердечко. А голосистые птички пели так ласково, что от этой красоты сердце сделалось лёгким, словно облачко, почти невесомым. Бежало оно по дороге, подпрыгивая и напевая весёлую песенку.

Вдруг сердце поскользнулось в непонятно откуда взявшейся луже.

— Ах, какое же я неловкое!- расстроилось сердце, вымазавшись в грязи. Долго оно пыталось оттереть грязь с боков, но маленькое пятнышко упорно не хотело уходить.

— Ну да ладно, подумаешь, пятнышко,- решило сердечко и побежало дальше.

Только подумало так, опять упало в другую лужу, которая оказалась больше предыдущей. Вымазавшись в грязи, сердце уже не так расстраивалось, как прежде. А упав в третий раз, даже не заметило, как на нём не осталось ни одного чистого места.

Идёт себе сердце дальше по дороге, грязное и потное. Солнце уже палит нещадно. Птиц не слышно. Вдруг посреди дороги видит большой кувшин с родниковой водой, видно, кто-то очень добрый поставил его для путников. Сердце подбежало к кувшину и большими глотками стало жадно пить воду. Напившись, оно увидело, что в кувшине оставалось чуть меньше половины воды. Сердце не раздумывая вылило всю воду на себя.

Утолив жажду и охладившись, сердце не стало чище. Мокрое, грязное, тяжёлое, долго плелось оно по дороге, пока не увидело крутой обрыв.
Там, внизу, переливаясь всеми цветами радуги, раскинулось огромное море, волны которого бились о крутой берег.

-Как бы мне искупаться в этом чистом море и смыть с себя всю грязь! – подумало сердце.

Но путь вниз по обрыву лежал через колючие кустарники, которыми был усеян весь крутой берег.

Зажмурившись посильнее, сердце кинулось вниз, обдирая с себя не только грязь, но и кожу. С шумом и стоном оно плюхнулось в море. Сначала волны скрыли сердце в своей пучине, затем бережно вынесли на берег.

Сердце стало легким, а главное, чистым. От переполнявшего счастья оно увеличилось в два раза.

Ему хотелось крикнуть: — Я снова чистое!!!

Хотелось… Но промолчало… о чём-то своём.